Ахляк (нрав)

Кто умеет — тот делает, кто не умеет — тот учит

Однажды на страничке у одной сестры я наткнулась на публичное предупреждение. Оно гласило: не общайтесь с такой-то. Мол, и акыда у нее неправильная, и родственники у нее грешники, и сама она этого совершенно не стыдится.

 

В качестве доказательства — приложенная фотография родственника, поднимающего бокал за здравие. То обстоятельство, что сей родственник очевидно не в исламе и исповедует какую-то свою религию и систему ценностей, от внимания ускользнуло.

При том, что греховные поступки нельзя оправдывать и поощрять, кто бы их ни совершал — родственники, друзья или наши самые любимые люди — я призадумалась над другим.

Кому и что пыталась донести сестра, разместившая это предостережение? Если той, кому он и был посвящен, то с какой целью сей пост вывешен на публичное обозрение людям, не имеющим никакого отношения ни к упомянутой сестре, ни к ее родственнику?

Публичное порицание, скажете вы…

Встречала я и не раз и другие похожие «предостережения». Поскандалив в «личке» друг с другом, обиженная вывешивает на всеобщее обозрение скриншоты переписки. «Такая-то очень скверная! Предостерегаю всех от общения с ней!»

Понимание таких поступков всегда давалось мне с трудом. Однако авторы подобных «посланий народу» уверены, что поступают правильно. А вот чего больше в них — вреда или пользы — об этом вряд ли кто-то задумывается.

Раз сказано «призывайте к благому и удерживайте от порицаемого», тут и думать нечего. Давайте призовем всех мусульман объявить бойкот таким-то сестрам, ведь они грешницы и нечестивицы!

Что греха таить — мало кто из нас любит выслушивать советы и поучения от людей, которые не обладают никаким авторитетом, а зачастую еще и ни жизненным опытом, ни знаниями.

Но ведь мусульмане — братья… Все мы вынесли важный урок из ислама: мусульманин должен признавать, что совершил ошибку, если брат указывает нам на нее.

Ибн Масгуд передавал слова Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Поистине, к величайшим грехам можно отнести слова человека, которому брат его мусульманин сказал: „Побойся Аллахa“, — а он ответил: „Позаботься лучше о себе, ты что ли мне будешь указывать?“»

Многие ли из нас смогут отреагировать на совет или наставление так же, как имам Абу Ханифа, величайший ученый своего времени, когда какой-то человек сказал ему: «Побойся Аллаха»? Имам побледнел и ответил: «Да вознаградит тебя Всевышний Аллах! Насколько сильно нуждаются люди в тех, кто говорил бы им это!»

Понятие «насиха», которым любят оперировать в таких ситуациях, можно перевести и как «искренность», и как «совет», «наставление». Однако значение этого слова намного глубже. Например, имам Аль-Газали определял насиха как надежду на благословение Аллаха для брата-мусульманина в том, что полезно для него в этой и будущей жизни.

Согласно красноречивым определениям ученых, насиха — это побуждение к тому, что полезно в этой и следующей жизни, удерживание от того, что вредно.

Словами и поступками надо учить людей тому, чего они не знают о своей вере, отвращать от них вред и нести им благо. Направлять их к Богу и оберегать от зла с мягкостью, искренним участием, любовью и заботой. Почитать старших среди них, быть милостивым к молодым. Отказаться от любой нечестности, обмана и зависти по отношению к ним, желать им того, чего желаешь себе, и не желать того, что ненавистно тебе.

Давать советы брату, предостерегать его от вреда и греха — наша обязанность. Мы усвоили это вместе с азами ислама. И вот уже смело бросаемся в атаку:

— Брюки носить нельзя! Это харам!

— Сестра, они же широкие и не облегающие…

— Все равно! Это уподобление мужчинам, а уподобляться мужчинам — харам!

— Но мужчины не носят поверх брюк цветные туники. Разве я похожа на мужчину?

— Все равно харам! Нужно носить платье!

Получив такую выволочку, сестра чувствует себя нашкодившим щенком и бежит в ближайший магазин, чтобы найти себе длинную юбку и смягчить суровые сердца мусульманок.

А другой сестре стоит надеть вместо юбки зуавы (шаровары, зашитые внизу), как тут же и на нее находятся советчики: «В таких брюках нельзя ходить. Ну и что, что не облегают и не мужские? Зато они привлекают внимание. И вообще — жены сподвижников так не одевались».

Потом доходит очередь до украшений. Заметив у одной сестры колечко на пальце, суровые мусульманки набрасываются на нее. «Украшения надевать на улицу нельзя! Это харам, ты прелюбодейка, Всевышний запретил… и т.д , и т.п.».

Робкие попытки возразить, что кисти рук не относятся к аурату, и что ученые классического фикха разрешали хну и кольцо, тонут в железных аргументах современных саудовских фетв, выдранных из контекста и прочитанных по криво сделанным переводам.

Впрочем, для ношения дома или вне его — золото тоже подвергается порицанию. Напрасная трата денег, исраф, китайская пластиковая бижутерия выглядит ничуть не хуже, а деньги лучше потратить на бедняков. Звучит это так грозно и категорично, что новообращенные сестры в благоговейном трепете внимают «насыхатчицам» как ученым, получившим знания в лучшем исламском университете.

Всякий раз, слыша такой разговор, я невольно вспоминаю притчу о Ходже Насреддине, который по дороге на базар пытался то усадить жену и сына на осла, то сесть самому, то пустить осла налегке — а люди смеялись над ним. Мораль сей притчи: стараться угодить людям — занятие в принципе бесполезное…

Истинный совет тем и ценен, что приносит пользу

 

Имам Шафии сказал: «Тот, кто тайно вразумляет своего брата — искренен к нему и украшает его. Кто же делает это прилюдно — унижает его и делает безобразным»

У Бухари приводится хадис, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Мусульманин мусульманину брат, и он не должен ни притеснять, ни предавать его. Тому, кто поможет своему брату в нужде его, Аллах поможет в его собственной нужде. Того, кто избавит мусульманина от печали, Аллах избавит от одной из печалей Дня воскресения. А того, кто покроет грехи мусульманина, Аллах покроет в День воскресения».

Один учёный сказал: «Пусть Аллах проявит милосердие к тому, кто исправляет мне мои недостатки наедине со мной, а не при людях, потому что когда выносят мои недостатки на люди — это уже выставление на позор».

А вот как рассуждал величайший ученый, знаток хадисов и учитель имама аш-Шафии Фудайл бин Ийяд: «Верующий покрывает недостатки и дает наставления, а распутник — это тот, который раскрывает и оскорбляет, так как он выставляет грех напоказ. Одни люди молчат о недостатках своего брата, другие прилюдно обнажают недостатки. А правильно — давать ему наставление, не раскрывая при этом его грехи».

Делать насиха — обязательно для всех мусульман. Но не стоит делать наставление и, тем более, порицание прилюдно.

Абу Давуд передал со слов Абу Хурайры, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Верующий — зеркало для верующего, и верующий — брат верующему: он удерживает его от погибели и прикрывает его сзади».

Как обычно мы толкуем этот хадис? Если мы видим недостатки у брата, то кидаемся указывать на них, порицать, давать советы. Но если прочитать толкование к хадису, то обнаружим неожиданные стороны. Сравнение с зеркалом объясняется тем, что человек, увидев недостатки в своём отражении, не пеняет на зеркало, а приводит в порядок свой внешний вид. Так и верующий, заметив недостатки в людях, не спешит прочесть им нравоучения, а начинает с исправления собственных изъянов.

Например, подруга перестала носить платок. Наверное, вы искренне будете переживать за нее, постараетесь войти в ее положение, расспросить ее, почему это произошло? Что такого случилось в ее жизни, что заставило ее нарушить запреты Всевышнего? И только после того, как эти нюансы прояснятся, можно поискать слова и способы, способные убедить ее в том, что она совершила ошибку.

Есть люди, имеющие редкий талант давать советы и тонкие наставления. Убеждение и совет вероятнее находят отклик, когда идут от чистого сердца. Только человек, который искренне переживает за сестру или брата, способен убеждать людей. Помню, как одна сестра разговаривала с уроженкой Дагестана, ничего не знающей о религии своих предков:

«Пойми меня, сестра, мне не жалко полки в холодильнике. Я тебе отдам свою, если хочешь, поставь туда свои продукты. Но убери оттуда ради Аллаха этот харам (колбасу из свинины). Сестра, ты не знаешь, когда умрешь, и я тоже не знаю, когда умру. Зачем ты делаешь то, что ненавистно Аллаху? Всевышний сотворил тебя и дал все самое лучшее. У тебя есть чистая пища, чтобы ее есть. Аллах дал тебе огромный выбор: говядина, баранина, курица… Мы с мужем каждую неделю недорого заказываем халяльное мясо на рынке. Он будет привозить тебе мясо каждую неделю, хоть каждый день, если хочешь».

Когда человек искренне переживает за религию Аллаха, к нему трудно не прислушаться.

Но таких мало. Вот и продолжаем рубить сплеча и отпугивать людей. «Не носи брюки — харам! Не фотографируйся — харам! Нельзя работать в коллективе с мужчинами, нельзя выходить без махрама, нельзя слушать музыку…».

Многие мусульмане пребывают в иллюзии, что они поступают и думают, как сподвижники Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Но вряд ли можно достичь этого уровня, если кичиться и надменно проталкивать свое мнение, не прислушиваясь к точке зрения других братьев и сестер.

Религия — это благонравие. Что сказал Абу Ханифа, да смилуется над ним Аллах, своему сыну, когда сын захотел вести диспут по шариатским вопросам? «Вы не умеете спорить подобно нам, мы же вели спор так, как будто бы птицы кружили над нашими головами». Иными словами, надо быть предельно осторожными и не обидеть подругу, сестру по вере.

Особенно отвратительно выглядит, когда молодые «знающие» сестры поучают людей пожилых, которые им не то, что в матери — в бабушки годятся. В «исламско-салафитской матрице» их причисляют к блоку «традиционных мусульман», которые росли в Советском Союзе, где религию и веру из людей вытравляли всеми силами, где они воспитывались согласно обычаям и адатам и, несмотря ни на что, сумели сохранить традиции ислама в своей жизни и передать их детям и внукам.

И вот юные девушки, не зная элементарной этики наставлений, изучив несколько саудовских фетв, начинают их перевоспитывать и отучать от многобожия едва ли не с криками. Лучше бы они начали с изучения хадиса: «Не из нас тот, кто не милосерден к младшим и не уважает старших».

Однажды внуки пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, аль-Хасан и аль-Хусейн заметили, что один пожилой человек делает омовение неправильно. Они подошли к нему и сказали: «Дедушка, мы поспорили, кто из нас лучше делает омовение. Рассудите между нами!» И один за другим они совершили омовение по всем правилам.

Старик посмотрел и сказал: «Вы оба делаете омовение лучше меня!»

Сделав вид, что не слишком-то грамотны в вопросах религии и соревнуются в умении правильно брать омовение, внуки Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, продемонстрировали исключительный пример деликатности и находчивости, которая принесла нужный результат. Ведь нередко поучения могут оттолкнуть и обидеть человека и вместо того, чтобы призвать его к благому, мы получаем совершенно иной результат.

На свете не существует человека, который не совершал бы грехов. Часто менторский тон обижает человека, особенно когда мы берем на себя роль учителя непонятно по какому праву. Именно поэтому сделать совет мягко и без оскорблений — это особый талант, которому при желании может научиться каждый из нас. Прежде, чем сделать наставление, спросим себя, не лежит ли за нашим стремлением исправлять всех и указывать на чужие ошибки банальное высокомерие и убежденность, что я-то уж точно лучше этих грешниц?

Нужно привести в порядок свой нрав и свой нафс, прежде чем набрасываться на людей с нравоучениями. Нахватавшись поверхностных знаний, не умея отличить главное от второстепенного, не желая разбираться в тонкостях людской психологии, мы доводим до слез новичков в исламе, грубим старшим, отталкиваем от ислама людей, которые заинтересовались и хотели бы принять религию нашего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

В следующий раз, когда язык зачешется сделать наставление — сделай паузу…и спроси себя: искренне ли я переживаю за религию Аллаха и за своего брата или сестру? Или мною движет высокомерие или желание блеснуть своими познаниями в области шариата?

Обидеть человека — легко, а донести до сердца — очень трудно…

Как говорил сподвижник по имени Зейд ибн Сабит: «Только у благородного человека есть все три качества сразу. Это прекрасное общение с людьми, терпеливое отношение к их ошибкам и отсутствие нетерпения». Благородство нрава — как же его не хватает в наше смутное время внутриисламских распрей и перемен.

Лейла Умм Хурейра,

Musulmanka.ru

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх