Ахляк (нрав)

У нравственности есть предел

У нравственности есть предел, и если этот предел перейти, это  превращается  в  чрезмерность, а  если  не  дойти  до него, то это будет недостаток и унижение.

И  у  гнева  есть  предел, и  это — похвальная  смелость, храбрость  и  нетерпимость  по  отношению  к  скверным поступкам и порокам. Это совершенство для гнева. Если же этот  предел  перейти, то  его  обладатель  станет  проявлять агрессию  и  чинить  несправедливость, а  если  не  дойти  до этого предела, то это будет означать трусость, и он не будет питать отвращение к порицаемым поступкам и качествам.

И  у  стремления  есть  предел — это  достаточность  в мирских  благах, то  есть  обретение  достаточного  их количества. И  если человек не доходит до  этого предела, то следствием станет унижение и жалкое существование, а если человек переходит этот предел, то он делается ненасытным и будет стремиться к тому, к чему стремиться не похвально.

И у зависти есть предел — это состязание в стремлении к совершенству  и  нежелание  уступить  первенство  себе подобному. Но  если  перейти  предел  в  зависти, она превращается в выход за рамки дозволенного и притеснение, причём  завистник  желает,  чтобы  обладающий каким-то  благом  лишился  этого  блага, и  стремится причинить ему беспокойство и обидеть его. Если же человек не  доходит  до  этого  предела, то  это  обернётся  для  него низостью, слабостью пыла и малодушием.

Пророк  (да благословит его Аллах и приветствует) сказал:  «Завидовать можно только двоим: человеку,  которому  Аллах  даровал  богатство  и предоставил ему возможность расходовать его должным образом, и человеку, которому Аллах даровал мудрость, и он выносит решения в соответствии с ней и обучает ей людей» [аль-Бухари, № 73; Муслим, № 816].

Эта зависть — состязание, в котором завистник требует от души своей уподобиться тому, кому он завидует, и это не та  порицаемая  зависть, которая заставляет  человека  желать, чтобы  обладающий  каким-нибудь  благом  лишился  этого блага.

И  у  страсти  есть  предел — это  отдохновение  сердца  и разума от трудностей покорности и приобретения достоинств и обращение за помощью в этом (то есть в покорности и приобретении достоинств. Иначе говоря, верующий удовлетворяет страсть ради того, чтобы освободить сердце своё для Аллаха, стремления к Нему и поклонения Ему, испытывая  эти  наслаждения  как  помощь  и  силу, способствующую достижению цели) к удовлетворению страсти.

Однако если человек переходит предел в этом, он становится ненасытным сластолюбцем и уподобляется животному. Если же  человек  не  доходит  до  этого  предела  и  страсть  не удовлетворяется ради достижения совершенства и обретения достоинств, то  это  оборачивается  слабостью, бессилием  и унижением.

И  у  отдыха  есть  предел — это  передышка  для души  и восстановление сил, отвечающих за  восприятие  и  движение и  способствующих  готовности  к  покорности  и  обретению  достоинств, и  сохранение  в  ней  этих  сил  таким образом, чтобы усилия и труды не ослабляли их, а также для того, чтобы  ослабить  воздействие  этих  сил. Если  человек переходит  предел  в  отдыхе, то  этот  отдых  превращается  в медлительность, лень  и  напрасную  трату  времени, и  он упустит  большую  часть  того, что  приносит  пользу  рабу Аллаха. А если человек не доходит до этого предела, то он наносит вред этим силам и истощает их, и может статься, что у  него  не  останется  сил  для  продолжения  своей деятельности. Он  уподобится  тому, кто  пытается  догнать ушедший  далеко  вперёд  караван: он  едет  день  и  ночь, не жалея спину верблюда, но никак не может достичь цели…

И  у  щедрости  есть предел, разделяющий две крайности, и  если  человек  переходит  предел  в  щедрости, то  она превращается  в  расточительство  и  бесполезную  трату средств. Если же  человек  не  доходит  до этого  предела, это оборачивается скупостью и крохоборством.

И у смелости есть предел, и если человек переходит этот предел, смелость  его  превращается  в  безрассудность, а  если он не доходит до этого предела, то становится трусливым и малодушным. Предел смелости — отвага  там, где требуется отвага, и  отступление  там, где  оно  требуется, как  сказал Му’авия ‘Амру ибн аль-‘Асу (история  приводится  в  перепутанном  виде: в  оригинале  всё наоборот, то есть с этими словами ‘Амр обратился к Му’авии): «Не могу я решить для себя, отважен ты или труслив… Ты  наступаешь порой  так, что я говорю себе: да это же храбрейший из людей! А иногда ты демонстрируешь  такую трусость, что  я  говорю  себе: это  же трусливейший из людей!» Он сказал: «Я храбр тогда, когда для этого есть возможность.  А если возможности нет, то труслив я…»

И  у  ревности  есть  предел, и  если  человек  переходит  этот предел,  ревность  превращается  в  болезненную подозрительность  и  беспочвенные  обвинения. Если  же человек  не  доходит  до  этого  предела, то  результатом становится  попустительство  и  равнодушное  отношение  к собственной чести.

И у скромности есть предел, и если перейти его, то она превращается  в  унижение. А  если  человек  не  доходит  до этого  предела, то  результатом  становится  высокомерие  и кичливость.

И  у  величественности  есть  предел, и если  перейти  его, то  она  превратится  в  высокомерие  и  станет  скверным нравственным качеством. А если не дойти до этого предела, то результатом станет унижение.

Критерием  для  всего  перечисленного  является умеренность,  которая  представляет  собой  предпочтение золотой  середины, лежащей  между  двумя  крайностями — чрезмерностью и упущениями, и именно на ней зиждется то, что  приносит  пользу  в  обоих  мирах. Более  того, только умеренность способна принести пользу телу, и если человек в  чём-то  выходит  за  рамки  умеренности, проявляя чрезмерность  или, напротив, делая  упущения, он  теряет здоровье  и  силы  пропорционально  степени  своего отклонения от умеренности. Так же и естественные действия — сон  и  бодрствование, еда, питьё, половое  сношение, движения, упражнения, уединение и пребывание в обществе людей, и так далее: до тех пор, пока человек придерживается во  всём  этом  золотой  середины, лежащей  между  двумя крайностями, он придерживается требуемой умеренности. А когда  он  отклоняется от  этой умеренности ради одной  из  крайностей, то  это  становится  недостатком, и  результатом становится несовершенство и изъяны.

И  к  самым  почётным  и  полезным  знаниям  относится знание  установленных  Всевышним  пределов, особенно границ узаконенного Шариатом, то есть велений и запретов, и самый знающий из людей — тот, кто лучше всех знает эти пределы, дабы не вводить в них то, что в них не входит, и не выводить за них то, что входит в них.

Всевышний  Аллах  сказал:  «Бедуины  оказываются самыми упорными в неверии и лицемерии. Они больше других не знают ограничений, которые Аллах ниспослал Своему Посланнику» (сура 9 «Покаяние», аят 97).

Самый умеренный и справедливый из людей — тот, кто соблюдает  границы нравственности, деяний  и  узаконенного Шариатом, зная их и претворяя в жизнь.

А Аллах оказывает помощь и поддержку.

Имам Ибн Каййим аль-Джаузийя. Полезные наставления

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх