Статья

Буркини: символ экстремизма или свободы и прав женщин

буркини

Во Франции «дело буркини» дошло до суда. Лига по правам человека и Коллектив против исламофобии обжаловали в судебном порядке постановления мэрий ряда городов о запрете ношения на пляжах этого мусульманского купальника. Общественные организации называют запреты дискриминационными. По их мнению, они ограничивают основные свободы граждан, в данном случае — мусульманок.

В постановлении говорится, что подчеркнуто демонстрирующая религиозную принадлежность пляжная одежда может представлять угрозу общественной безопасности. Этот текст приняли уже в пяти французских городах, в том числе в Ницце и Каннах. Мэр этого южного курорта на Лазурном берегу назвал буркини «символом исламистского экстремизма», а французский министр по делам женщин Лоранс Россиньоль — архаизмом. В поддержку этого постановления выступил глава правительства Манюэль Вальс, отметив при этом, что не видит необходимости закреплять запрет общегосударственным законом.

Французский парадокс

Полемика вокруг буркини разразилась не на шутку. Директор Коллектива против исламофобии Маруан Мухаммад заявил в эфире телеканала LCI, что не способные ответить на террористическую угрозу власти должны были чем-то заполнить медиапространство и нашли подходящую тему. Разговоры о купальнике в конце лета вылились в политическую истерию. И это очередное подтверждение тому, что речь идет далеко не об одежде.

Маруан Мухаммад: «У мэра Канн весьма странное видение приоритетов своего города: дефицит муниципального бюджета составляет 200 миллионов евро, но его больше беспокоит „излишек“ ткани на мусульманках. У буркини не существует юридического определения. О чем вообще идет речь? Если речь идет о том, что женщина закрыта от головы до пят, то непонятно, в чем разница между буркини и гидрокостюмом с капюшоном. Сейчас мы наблюдаем следующее явление: нескольких простых мусульманок, которые пошли на пляж отдохнуть и искупаться, вытащили из воды, унизили прилюдно, на глазах у их родственников и детей. Почему в сегодняшнем контексте это вдруг стало приоритетом, почему наши политики не могут предложить общественного проекта, который объединял бы людей? Они же прекрасно отдают себе отчет в том, что они везде провалились: и в вопросах окружающей среды, и в вопросах образования, и чтобы заполнить медиапространство регулярно затевают исламофобскую полемику. Когда мужчина заставляет женщину одеваться тем или иным образом — это патриархальное поведение, которое осуждается, на мой взгляд, заслуженно. Но вот когда государство начинает гражданам диктовать, как они должны жить и исповедовать свою веру, это нам подают под видом прогресса. Это французский парадокс, которого только мы упорно не замечаем. В результате того, что постоянно натравливают граждан друг на друга, в какой-то момент может возникнуть конфликт между разными группами населения. Эти конфликты создаются искусственно, политически и социологически, но в определенный момент конфликт становится реальным».

Мнения о буркини расходятся и среди самих мусульман. Египетский обозреватель Аалам Вассеф считает его символом ваххабизма. Он полагает, своими попытками защитить права мусульманок в суде Коллектив против исламофобии, осознанно или нет, поддерживает экстремистское движение. Аалам Вассеф пишет на страницах левой Libération о том, что «государство обязано защищать своих граждан от ваххабизма».

Директор же Коллектива против исламофобии Маруан Мухаммад называет политику Франции в отношении ислама провальной.

Маруан Мухаммад: «Причиной того, что некоторые люди замыкаются в своей идентичности, национальной и религиозной, является навязанная извне политика. Если мусульманка хочет пойти в бассейн, сходить на какое-то культурное мероприятие, а в ответ ее постоянно заставляют оправдываться, ей, по сути, говорят „тебе здесь не место, общайся со своими“, и тогда возникает большая проблема. Пресловутая замкнутость мусульманской общины, которую критикуют направо и налево, не пытаясь при этом ставить под вопрос замкнутость других социальных групп, например, политической элиты, как раз только подпитывает эту тенденцию. В результате людей вынужденно запирают в их религиозной принадлежности, которую постоянно представляют как главную проблему. Есть и хорошие новости на фоне этой печальной в целом картины: за прошедшую неделю в нашу ассоциацию пожелали вступить тысячи людей разных вероисповеданий, профессий. Многие говорят нам простую вещь — мы не дадим заманить себя в эту ловушку политиков. Мы не хотим, чтобы граждан сталкивали друг с другом, мы хотим напомнить о равенстве и братстве, поддержать этих мусульман, мужчин и женщин, которые стали козлами отпущения в связи с провальной работой наших политиков».

Алжирский бизнесмен спонсирует буркини

Влиятельный бизнесмен Рашид Некказ заявил в интервью радиостанции Europe1, что оплатит штрафы всех женщин, которые будут «наказаны за нарушение постановлений» о запрете буркини. В защитника прав человека этот «светский мусульманин» превратился после того, как заработал свой первый капитал на стартапах в сфере IT, а затем на недвижимости. Родился Рашид Некказ в одном из неблагополучных районов парижского региона в многодетной семье из двенадцати детей. Но трудное детство не помешало ему поступить в Сорбонну, закончить факультет истории и философии, а затем стать успешным бизнесменом.

Рашид Некказ уже успел пополнить казну Франции на 230 000 евро, оплачивая штрафы женщин, одетых в никаб (закрывающий лицо головной убор с узкой прорезью для глаз). Во Франции ношение этой мусульманской одежды запретили в 2010 году. «Я, как светский мусульманин, против никаба. Но я защищаю свободу женщин выбирать, хотят они носить никаб или нет», — заявил он тогда. Тем же принципом бизнесмен руководствуется и сейчас, предлагая женщинам свои услуги по оплате штрафов за ношение буркини.

Рашид Некказ: «Я не могу сказать, что ношение буркини — наилучший способ интегрироваться в европейское общество. Однако я не соглашусь с тем, чтобы какое бы то ни было политическое движение превратило страхи, связанные с исламом, в инструмент для урезания основных свобод во Франции или в Европе. Буркини не закрывает лицо, в отличие от никаба, так что надо прекратить дискриминацию этих женщин, которые совершенно мирные и которые не представляют собой угрозы ни для безопасности страны, ни для свобод других граждан. Я уже получил штраф от одной женщины из Канн, и я завтра же его оплачу. Я с удовольствием немного обогащу казну».

В 2013 он снова заявил о себе. 14 июля, в день национального праздника Франции, он в присутствии журналистов явился в префектуру, чтобы отказаться от французского гражданства. Теперь он — алжирец.

Дебаты вокруг буркини уже охватили Испанию, Германию, Бельгию. Мировая пресса иронизирует над французскими запретами. На своем сайте британская телерадиокорпорация ВВС сопровождает фотографию женщины в буркини и мужчины в костюме аквалангиста издевательским замечанием: «Теперь власти должны научиться их как-то отличать». А газета New York Times комменитрует французские дебаты заголовком «Франция определила новую угрозу своей безопасности — буркини».

Придумали буркини, кстати, вовсе не в мусульманской стране. Дизайнер этого купального костюма — проживающая в Австралии мусульманка ливанского происхождения Ахеда Занетти. Она утверждает, что Франция сама роет себе яму. В Австралии буркини носят не только мусульманки, но и женщины другой веры, которые просто хотят защититься от солнца. На вопрос журналистов, поступали ли ей угрозы и были ли у нее проблемы в связи с полемикой вокруг буркини, она ответила: «Нет. Продажи подскочили, так что всем за это спасибо».

Источник

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх