Статья

Эксперименты с хиджабом

Начало

Честно  признаться, пока я росла, я ничего не знала о хиджабе, вуали и т.д. Да, я покрывалась во время молитвы и во время посещения мечети – на этом всё. Никто не говорил мне, и никто не ожидал, что я покроюсь. И под словом «покрыться» я понимала лишь покрытие основной части головы. Считалось нормальным молиться с короткими рукавами или в платье средней длины, притом, что часть моих волос виднелась из-под шарфа.

В своем городе я видела несколько девочек и женщин, покрывающих свои волосы, но я никогда не ассоциировала это с исламом. В седьмом классе была всего одна девочка, я и сейчас поддерживаю с ней связь, она всегда носила шарф, а ноги и руки у нее всегда были покрыты одеждой. Мне всегда это нравилось, но я думала, что это что-то «арабское». Нет, а что я должна была думать? Никто из числа моих знакомых мусульман не покрывался, только некоторые арабки. Всякий раз, когда одноклассники и друзья спрашивали, почему я не покрываю голову как мусульмане, которых они видят по ТВ, я всегда отвечала: «Я не знаю». «Я просто так не делаю». Когда я пошла в старшую школу, я начала больше интересоваться религией и решила принять активную роль в вере, к которой себя приписывала. Я много читала Коран, начала читать множество книг, которые только могла найти об исламе и мусульманах. Я люблю читать, поэтому это доставляло мне огромное удовольствие. После этого я начала уделять время своим молитвам, стараясь быть лучше.

Я задумывалась о том, чтобы носить платок, но в силу обстоятельств я была не сильно сосредоточена на этом, поэтому не стала. В то время я была не сильно религиозна внешне, ну или мне так казалось. Хотя в прошлом году я столкнулась с одним из моих учителей в старшей школе, она увидела меня в платке и сказала: «Что же, я не удивлена, ты всегда была религиозна и  всегда молилась». Перенесемся в колледж…

Эксперименты с хиджабом

В течение моего первого года в университете я усердно продолжала изучение религии. Я слушала лекции он-лайн, читала разные сиры и многое другое. И наконец, к концу года я решила начать покрываться. Единственная проблема была в том, что мне не хотелось иметь дело с людьми, задающими вопросы, почему я начала покрываться, поэтому я топталась на месте, думая, когда мне лучше это сделать.

По окончании учебного года я отправилась домой на лето, но позже вернулась в школу для летней работы. Вот тогда я решила начать покрываться, полагая, что никто в этом окружении меня не знает, и сделать это не составит мне никакого труда. Сейчас, когда я оглядываюсь назад в то лето, могу сказать, что это было довольно странно. Я абсолютно ничего не знала о хиджабе. Все, что я знала из прочитанного мной, было то, что женщина должна покрывать свои волосы и не носить обтягивающую одежду – вот что я знала. Я носила платок (химар), но в то же время не носила длинные рукава и не покрывала ноги одеждой. К сожалению, в моем окружении не было мусульман, кто мог бы поправить меня. Примерно через две недели я осознала, что всё это неправильно и начала прятать ноги под одеждой и носить свой платок так, чтобы он закрывал мои руки. Спустя еще две недели закончилась моя летняя работа, и я должна была вернуться домой. Этой же осенью я перевелась в другой университет. Он был ближе к дому моих родителей и к моему сплоченному Африканскому сообществу. Но я не хотела ходить в школу из дома, хотела жить в кампусе. Не было возможности для того, чтобы я могла покрываться. Дело в том, что большая часть моей семьи и общины придерживались анти-хиджабных взглядов, мы никогда не обсуждали эту тему, потому что они не были открыты к тому, что «отличается».

В первые две недели в новой школе я уходила из дома в нормальной одежде, а затем переодевалась в платок и широкие брюки. Было трудно, и я беспокоилась о том, что кто-нибудь меня увидит, да и таскать сменную одежду я устала, поэтому я перестала все это делать. Спустя два месяца я присутствовала на лекции, организованной Ассоциацией Мусульманских Студентов (MSA), которая была посвящена скромности (с точки зрения одежды и смиренности). АльхамдулиЛлях, я узнала многое за этот вечер. Я узнала о том, как важно покрывать те части тела, которые должны быть покрыты и о том, как следует вести себя с не-махрамами. Тогда я решила для себя, что начну покрываться полностью.

Во время каникул мне впервые посчастливилось принять участие в ежегодной конференции Исламский круг Северной Америки (ICNA) в своем городе. МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ. Было здорово находиться среди множества мусульман, женщин в хиджабах, мужчин в джалабиях, интересные лекции разных ученых и коллективные молитвы длились весь уикенд. Я купила два платка на съезде и начала покрывать голову, носить длинные рукава и длинную/свободную одежду. Помню, как мама спросила на следующий день: «Мне нравится платок на твоей голове, откуда ты взяла его?» Я была рада тому, что никаких других вопросов не последовало. Вскоре я вернулась в кампус и перестала видеть свою семью каждый день. Вопросов не было до конца недели, затем она спросила, что если мне покрывать волосы все время. АльхамдулиЛлях, первая неделя прошла успешно, мама купила мне водолазки с длинными рукавами и широкие брюки, и когда мы ходили по магазинам, никто кроме парочки друзей не задавал никаких вопросов.

К сожалению, некоторые члены моей семьи прокомментировали следующим образом: «ты не в Саудовской Аравии, ты не должна ничего носить на голове», в ответ я только улыбалась.  Летом  началось что-то странное. Меня стали спрашивать, почему я всё еще покрываюсь. Возможно, они думали, что я делаю это только по причине зимы, но никак не ислама. Многие пытались убедить меня, что вполне можно носить рукава три четверти и платья до колен.

Ношение абайи (джильбаба)

К концу этого лета я начала носить абайю. По сути, тут я поступила так же, как и с платком: надевала её там, где семья или местные не увидят меня. Тогда я не знала, что ношение абайи/джильбаба — это фард (обязанность), считая это мустахаббом (рекомендуемым действием). Я надевала абайю по пятницам в честь джума и в другие произвольные дни недели. Весной я получила в университете задание провести исследование, которое я решила посвятить хиджабу. В ходе выполнения задания мне потребовалось читать суру 33:59 как минимум пять раз в день в течение 3-4 недель. Именно оттуда я узнала, что на самом деле мусульманки обязаны носить джильбаб в присутствии не-махрама. С этого дня я начала надевать полный хиджаб. АльхамдулиЛлях, спустя три года я продолжаю покрываться полностью, хотя и совершаю некоторые ошибки. Я услышала кучу отрицательных замечаний за ношение абайи. Мне говорят, что я слишком требовательна, что так ходят только старушки или арабки и т. д. Самое смешное и в то же время самое грустное из услышанного мной: кто-то рассказал мне, что одна женщина из округи была якобы опечалена женитьбой обоих своих сыновей на девушках, носящих джильбаб и никаб, так что мне не стоит расстраивать свою маму из-за стремления бросаться в крайности. Мне было смешно, потому что та мать, о которой мне говорили, оказалась женщиной, как-то раз сказавшей мне: «Я видела, как ты проходила по улице, мне нравится, что ты была одета как мусульманка, так держать!». У меня есть подозрение, что эта приятная женщина опечалена скорее из-за того, что в округе ходят кривотолки об её так называемых экстремистских сыновьях.

 

Самые большие проблемы

Честно говоря, сам хиджаб не стал для меня трудностью. Я никогда не была поклонницей обтягивающей одежды, не стремилась показать свое тело всему миру и не считала, что всё это непременно сексуально. Вероятно, сложнее всего мне дались рукава. Я ненавидела облегающую одежду, любила, чтобы руки были свободны, поэтому я обычно предпочитала короткие рукава. Но когда я начала носить абайю и джильбаб, проблема отпала сама собой, потому что рукава у них очень свободные. Затруднения вызвало кое-что еще — объяснения с окружающими. Попытки втолковать людям, в основном ближайшим членам семьи, что и перед кем я могу/не могу носить. Африканцы очень сплоченные: каждый взрослый, который знает тебя с детства, —  твои «тетя» или «дядя», каждый ребенок, с которым ты вырос, — твои «кузен» или «кузина». К сожалению, ислам не признает давнего знакомого махрамом.

Двоюродные и сводные братья, друзья семьи мужского пола не являются моими махрамами, а это значит, что я обязана быть в полном хиджабе, даже если мы в помещении. Еще одна сложность заключалась в людях, учивших меня, что носить, а что — нет. Я не о тех, кто любезно давал мне советы, является ли какой-либо предмет одежды подобающим. Я имею в виду людей, пытающихся убедить меня, что носить то или это нормально, потому что они так делают или потому что это круто. Соблюдение хиджаба — это процесс, в ходе которого ты постоянно получаешь новые знания. Есть одежда, которую я надевала год назад, но сейчас я понимаю, что она не подходит, и не стану носить её больше. К несчастью, люди спешат сказать: «Ты же надевала тогда, в чем же проблема?», не желая просто принять факт, что я не нахожу данную одежду соответствующей и не хочу ее носить.

 

Реакция

Я никогда не придавала особого значения тому, нравится мой наряд окружающим или нет. Я не переживаю, что кому-то не нравится соблюдение мной хиджаба, если, конечно, эти люди постоянно об этом не напоминают. Интересно, что со стороны мусульман последовала худшая реакция, чем от немусульман. АльхамдулиЛлях, есть милые и приятные сёстры, которые обязательно подскажут, где можно приобрести определенный джильбаб. Но всегда найдутся и те, кто по какой-то причине хотят доказать, что я делаю что-либо неправильно. Есть такие, кто спешат предупредить, что я не должна быть так «зациклена на критериях джильбаба и просто носить что придётся». Мне всё ещё говорят, что я стараюсь быть арабкой, и многие думают, что это этап, который я перерасту. Вынуждена признаться, худший отклик ждал меня в семье. Они спокойно приняли платок, но джильбаб стал причиной постоянной борьбы.

Примерно раз в два-три месяца мама спрашивала, не ношу ли я снова «нормальную одежду». Меня всё ещё просят надеть «нормальную» или традиционную африканскую одежду на определенные мероприятия, но я отказываюсь. Меня называли упрямой среди прочего, но это не изменило моего решения. Нет ничего важнее, чем угождать Создателю, поэтому я скорее не пойду на праздник, чем буду иметь дело с бессмысленными разговорами о моем хиджабе. Тем не менее, был случай, когда после долгого допекания я сняла абайю для мероприятия. Было неудобно, и больше я не намерена была так поступать. В конце концов, выпускной ли это или свадьба, или день рождения и т. п., если где-то будут присутствовать не-махрамы, моя одежда должна соответствовать предписаниям Аллаха (Свят Он и Велик), и даже платье в пол с длинными рукавами не обязательно будет подходящим. Ужаснейший вид реакции — попытки унизить меня. Вместо того чтобы поддержать или просто промолчать, довольно многие, в том числе в семье, говорят что-то вроде: «Покрываешься, ну и что? Это не делает тебя хорошей, ведь ты делаешь то-то и то-то». Подобные заявления я слышала лично и видела в интернете — в блогах и на Фейсбуке — в отношении покрывающихся девушек. Соблюдение хиджаба не отрицает чьих-либо пороков и не делает из человека совершенного мусульманина. Хиджаб означает, что твой иман находится на уровне, на котором тебе вполне комфортно подчиняться предписаниям своего Создателя. Только потому, что человек не всегда успевает на намаз, или вспыльчив, или может выпить, он не обязан прекращать ношение хиджаба. Он должен работать над исправлением своих недостатков параллельно с соблюдением хиджаба.

 

Работа над собой

Последнее, над чем я работала – это табаррудж (выставление напоказ украшений и красоты). Сюда относится чрезмерное количество аксессуаров, вычурный макияж и т. п.

Когда люди спрашивают, почему я начала покрываться, многие ожидают услышать длинную историю о явлении мне Бога или прохождении мною каких-то испытаний, но это не мой случай. Я начала покрываться, так как узнала, что Аллах (Свят Он и Велик) ждет от меня этого, я же, как мусульманка, была обязана подчиниться, что я и сделала. Проще нЕкуда! В целом, мой путь к полному хиджабу был благословлен. Я благодарна Аллаху (Свят Он и Велик) за то, что руководил мною и дал силу не отступать ни перед чем. Я люблю носить хиджаб. Мне приятно думать, что единственным, кто сможет увидеть мое тело, будет, Ин ша Аллах, мой супруг. Постепенно я научилась взаимодействовать с людьми, не согласными со мной, стоять на своём несмотря на недоброжелательные замечания. Также я поняла, что, в конце концов, главный, кому я должна угодить, — это Аллах (Свят Он и Велик), и пока я помню об этом, Ин ша Аллах, я никогда не собьюсь с пути. Есть многое в религии, над чем я должна работать. Я упорно стараюсь стать лучшей мусульманкой.

Было ли вам трудно начать покрываться? Как откликнулась ваша семья?

Перевод Раушания Гафиева

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх