Статья

Как хиджабы влияют на учебный процесс?

платок
Имеет ли школа отношение к борьбе с экстремизмом?

В некоторых регионах России мусульманским девочкам запретили приходить в школу в хиджабах. Кому помешали хиджабы? Почему запрет коснулся только мусульманского головного убора? Чьи права нарушены данным запретом? Как платок может повлиять на учебный процесс, а школа – на борьбу с экстремизмом?

Журналист редакции TagilCity.ru изучил правовые источники и обратился к специалистам, а также опросил в социальных сетях 15 мусульманок из разных городов России, включая Нижний Тагил. Также редакция пообщалась с учителями Нижнетагильских школ и председателем мусульманской религиозной организации «Махаля» города Нижний Тагил.

С чего всё началось?

В 2015 году в Мордовии вышел республиканский закон о запрете ношения хиджабов в школах. Родители семи мусульманок пожаловались в Верховный суд, но суд признал данный запрет законным.

На заседании представители мусульманских семей настаивали на правах граждан России, закреплённых Конституцией РФ. В то время, как представители властей региона тоже ссылались на основы конституционного строя РФ.

«Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Статья 28, Конституция РФ

«Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Статья 14, Конституция РФ

С одной стороны, Россия – светское государство, а с другой – многоконфессиональная страна.

По данным статистического ежегодника за 2015 год в Российской Федерации 27 496 религиозных организаций; 4 988 мусульманских организаций; 16 076 организаций Русской православной церкви.

Мнения

«Если Конституция РФ разрешает, то почему нельзя? Мы в каком обществе живем? В Конституции прямо сказано: «свобода вероисповедания». Это значит, что я могу свободно исповедовать веру. Почему я должен отказываться от какой-то части веры, только потому, что это кому-то не нравится? Давайте тогда и бороды сбривать. Давайте тогда вообще не будет верующих в России. Нам на уровне Конституции разрешили исповедовать свою веру. Запрет – это нарушение закона». Фанис Хазрат, председатель мусульманской религиозной организации «Махаля» города Нижний Тагил.

«Татары такие же полноправные жители России, как и русские. Наш народ также вкладывает огромную лепту в развитии государства. У нас не так много девушек, которые придерживаются традициям. И если некоторые из них хотят чтить свою культуру, то как это может помешать другим? Как платочек девочки повлияет на успеваемость других детей? А в школе самое главное – это успеваемость». Наиля, татарка Нижний Тагил.

Школа – светское учреждение

“Государство: … обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях” (Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» п.2 ст. 4).

В Законе Российской Федерации «Об образовании» также установлено, что государственная политика в области образования основывается, в частности, на принципе «светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях» (п.4 ст.2).

Если запрещать – то всё и всем?

«Я согласна, давайте запретим хиджабы. Но тогда надо запретить и ношение крестиков. Это тоже доказательство принадлежности к определенной религии. А у нас совершенно свободно носят крестики в школе». Людмила Алексеева, глава Российской правозащитной организации МХГ.

«Они говорят, что у нас школа светская, это так, но ведь девочка в платке нигде и не кричит о том, что она мусульманка, нигде не пропагандирует это, как и христианка, которая приходит на урок с крестиком». Альви Каримов, российский журналист и писатель.

«Я много лет, как вы знаете, возглавляла кафедру государственных и межконфессиональных отношений, я не думаю, что истинно верующие люди атрибутикой свое отношение к вере стараются подчеркнуть. Это мое глубочайшее личное убеждение. Коллеги, я вас прошу, я хорошо знаю и отвечаю за то, что я говорю. Мне бы очень хотелось, чтобы вы правильно воспринимали то, что я говорю. Это мое личное убеждение, что вряд ли глубоко верующий человек будет очень сильно отдавать предпочтение атрибутике, а тем более в школе. У нас светский характер образования». Ольга Васильева, министр образования и науки РФ.

«Ладно бы еще ввели единую школьную форму. Но ведь и ее нет. Во всех школах дети ходят по-разному. Выдайте нам форму. У нас нет возможности шить дорогую форму, почему все должно свалиться на плечи родителей? Жили всю жизнь в одной стране, никто никому не мешал. А сейчас только хиджабы стали поперек? Создайте нам отдельные школы, как в Европе. У нас нет выбора в этом плане, так дайте нам возможность хотя бы в платках ходить». Лилия, мусульманка.

«Самое главное, это не внешность, а идеология. Почему не обращают внимание на девочек с синими или зелеными волосами? Панки, пирсинги. Чем больше человек прикрывается, тем хуже он становится для общества что ли? Наоборот, надо запретить одежду в школах, через которую нижнее белье видно». Фанис Хазрат, председатель мусульманской религиозной организации «Махаля» города Нижний Тагил.

В тех школах, где запретили хиджабы, запрет коснулся также одежды ярких цветов и оттенков, брюк, юбок с заниженной талией или высокими разрезами, одежды с декоративными деталями в виде заплат, с порывами ткани, с неоднородным окрасом ткани, одежды с яркими надписями и изображениями, декольтированных платьев и блузок, одежды бельевого стиля, атрибутов одежды, закрывающих лицо, аксессуаров с символикой асоциальных неформальных молодежных объединений, а также пропагандирующих психоактивные вещества и противоправное поведение. Кроме того, под запрет попали вызывающие прически учеников, головные уборы, неестественные оттенки волос, яркий маникюр, татуировки, пирсинг и религиозные одеяния.

Среди мусульманок, опрошенных журналистом TagilCity.ru, оказалась жительница Великобритании. Ей, как и всем респондентам, были заданы следующие вопросы: нужно ли запретить хиджабы во всех школах РФ? Нужна ли единая школьная форма?

«Считаю, что этот вопрос должен быть оставлен на усмотрение семьи, а не школы или каких-то других органов. Изначально запрета не должно было быть, так как свобода действовать (в т.ч. одеваться) в соответствии с вероисповеданием гарантирована Конституцией, которой не могут противоречить Закон об образовании или уставы учебных заведений.

Как лучше ребенку – тоже виднее родителям.

Я живу в Великобритании. Здесь каждая школа имеет собственную форму. Платки не запрещены, они вполне могут гармонично сочетаться с формой по цвету, например». Дария, мусульманка.

Почему в одних случаях платок – это нарушение светскости государства, а в других – право гражданина?

Мордовия – не единственный регион, где вопрос о религиозной атрибутике вызвал широкий резонанс. В 2013 году в Ставропольском крае подобный инцидент уже решался через Верховный суд РФ. Точно также – не в пользу хиджабов, с указанием на светскость учреждений. Однако в том же году, тот же Верховный суд разрешил мусульманкам фотографироваться для документов в платках.

В соответствии со ст. 25 Административного регламента ФМС РФ «Допускается представление фотографий в головных уборах, не скрывающих овал лица, гражданами, религиозные убеждения которых не позволяют показываться перед посторонними лицами без головных уборов».

«Мы объединяемся, а нас разъединяют»?

Казалось бы, цель новых поправок в законе «Об образовании» – обеспечить равенство среди учащихся разных конфессий. Но почему-то общество разделилось пополам.

  • 50% россиян считают недопустимым внешние проявления конфессиональной принадлежности со стороны учеников и учителей.
  • 37% граждан считают, что в этом нет ничего предосудительного.
  • 13% респондентов затруднились ответить.

Опрос был проведен Всероссийским центром изучения общественного мнения 28-29 января 2017 года среди 1,2 тысячи респондентов методом телефонного интервью.

Спорят юристы, учителя, чиновники, родители и даже те, кто никакого отношения не имеет ни к религии, ни к школе.

А что чувствуют при этом дети? И те, для кого платок – это не просто атрибутика, и те, чьи религиозные убеждения еще не созрели, но уже кого-то задевают.

«Ребенок, рожденный в мусульманской семье, впитывает все с раннего детства. Для них норма, когда женщина надевает длинное платье и платок, и ведет себя определенным образом. И для девочки снять платок – это ослушаться Того, кто ее сотворил. Для ребенка, впитавшего все это с детства, будет огромный стресс, если ей скажут снять платок. Она будет чувствовать буквально раздетой». Айгуль, г. Нижнекамск.

«Ребенку вообще все равно, это родители напрягаются». Лилия, г. Казань.

«Я считаю, что ребенку комфортно выглядеть, как все в его классе. Когда у детей есть какие-то явные отличия от остальных, они начинают группироваться. “Я не такой, я другой”. У них должно быть общее дело – учеба. И потом, платок сковывает ребенка, он уже не может играть, как все остальные дети». Вера Борисовна, преподаватель Гимназии №18, г. Нижний Тагил.

«А что плохого сделали эти дети? Девочки, которые знают свою религию, сами хотят носить платки. Их никто не заставляет. Не каждая девочка еще наденет платок. Попробуйте некоторых татарок заставить надеть платок? А ведь они тоже мусульманки. Надо иметь мужество, чтобы отстаивать свою веру. Таких девушек хвалить надо. Лучше, когда торчит нижнее белье? Главное, чтобы дети хорошо учились. Как это мешает учебе?» Имам-хатыб Фанис Хазрат, председатель мусульманской религиозной организации «Махаля» города Нижний Тагил.

«В моей школе учителя заставляли меня снимать хиджаб. Мне было неудобно. По улицам я ходила в хиджабе, а в школе приходилось снимать. Мне не навязывал никто платок. У меня мать русская по национальности. Я сама захотела надеть платок». Аниса, выпускница школы №70, г. Нижний Тагил.

Хиджаб – это не только платок

Почему головной убор вызвал столько споров?

Хиджаб – головной убор мусульманских женщин, покрывающий голову и плечи.

«В Коране — Священном Писании, завершающем цикл Божественных Откровений человечеству, четко определены основополагающие требования к женской одежде. Необходимо, чтобы одежда прикрывала все части тела, кроме лица и кистей рук. Покрытая голова — это одно из обязательных положений религиозной практики мусульманок». Шамиль Аляутдинов, российский религиозный деятель, имам-хатыб московской Мемориальной мечети.

Маленьким девочкам обязательно носить хиджаб?

«В исламе нет обязательства носить хиджаб до момента полового созревания». Эльвира.

«Пророк Мухаммад сообщил: «Если девушка достигает совершеннолетия и у нее появляется менструация, ей недопустимо выставлять напоказ какие-либо части тела, кроме лица и кистей рук». Шамиль Аляутдинов.

«В одних семьях традиционно принято приучать к платку с малолетства, в других – хиджаб надевается по факту половозрелости». Дария.

Если хиджаб необязательно носить несовершеннолетним девочкам, то чьи права попираются принятым законом?

Среди спорящих сторон, некоторые не исключают того, что религиозная атрибутика среди детей – это прежде всего амбиции их родителей. Родители демонстрируют свою религию, а ребенок выглядит, как «белая ворона» среди остальных учащихся.

Например, в образовательных учреждениях Чеченской Республики платок – это дресс-код, который усиленно насаждается с самого верха республиканской администрации. В такой ситуации у ребенка нет выбора.

Одни из сторонников закона о запрете отмечают, что данная норма позволит оградить ребенка от насмешек в школе. Девочка побоится ослушаться родителя, заставляющего носить ее платок. А с принятием закона у родителя не будет выбора. В данном случае государство решает семейный конфликт.

Если закон придумали для того, чтобы оградить детей от насмешек, то как быть детям с другими отличительными чертами – другим цветом кожи, разрезом глаз или иными особенностями внешности?

Может быть, все дело в слове?

Существует мнение, что в связи с обострившейся ситуацией с терроризмом, слово «хиджаб» звучит как нечто чужеродное и даже зловещее. А слово «платок» близко и понятно всем жителям России, независимо от вероисповедания.

«Вы же еврейские кипы, надеюсь, в школах не запретите? Это же абсурд. Запретите кипу – весь мир набросится. Холокост, оскорбление, антисемитизм. А с хиджабом можно делать всё что угодно?» Максим Шевченко, российский журналист в интервью “Пятому каналу”.

«Если хиджаб — это просто платок, пусть носят, какая разница. Стоит помнить еще, что негативное отношение чаще не к религиозным символам вообще, а к манифестации магометанского. То есть если спросить про паранджу, а не про хиджаб, картина тоже будет совсем иной». Вячеслав Смирнов, директор Института политической социологии (Коммерсанту.ру).

Платок – это часть хиджаба, но он не считается хиджабом как таковым. Для многих народов России платок – это многовековая традиция.

Наиболее популярные национальности России, традиции которых предполагают ношение головных уборов:

  • Татары 5 310 649 человек;
  • Башкиры 1 673 389 человек;
  • Азербайджанцы 603 070 человек;
  • Казахи 674 732 человек;
  • Узбеки 289 869 человек;
  • Евреи 156 801 человек. (Национальный состав населения по данным переписей населения 2010 г.)

Всемирный конгресс татар направил открытое письмо главе Мордовии Владимиру Волкову, в котором отмечалось, что женщины татарских сел издавна носят платки. Конгресс настаивал на том, что администрация Мордовии нарушает национальные права татар.

Носить платки принято и у православных христиан.

«Всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая». Библия, Коринфянам 11:5

Пока одни спорят о светскости и равноправии, другие делают на хиджабах деньги.

Американский рэпер и дизайнер Канье Уэст представил новую коллекцию одежды. На подиум одна из моделей вышла в хиджабе. Для Халимы Аден это первый опыт в модельном бизнесе.

В 2014 году DKNY запустила коллекцию Ramadan.

Крупный спортивный бренд Nike впервые разработал «высокотехнологичный хиджаб».

Впервые в рекламе H&M, второго по величине магазина одежды в мире, появилась девушка в хиджабе.

26-летняя мусульманская королева красоты, актриса и телеведущая Нилофа Мохд стала лицом модного бренда Naelofar Hijab, принадлежащего ее семье. Компания занимается продажей головных платков. Продажи в Naelofar, где за самый дорогой платок просят 100 ринггит (24 доллара), в 2015 году достигли 50 миллионов ринггит (11,8 миллионов долларов).

Школа и религия

Если школа – это светское учреждение, то стоит ли запретить любую национальную или религиозную атрибутику?

Если, запрещая хиджабы в школах, государство хочет защитить ребенка от амбиций родителей, то надо ли учитывать желания самого ребенка? Ведь для одних детей запрет – это освобождение от насмешек, то для других – новый способ выделиться, создать касту, группировку.

Следует ли учитывать специфику и особенность регионов? Ведь у некоторых народов платок – это, прежде всего, традиция.

Разве школа не должна учить терпимости? Знакомясь с культурой и особенностью других национальностей, человек учится толерантности, уважению и пониманию. В многоконфессиональной и многонациональной стране подобные запреты не могли не привести к конфликтам.

Источник

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх