Ислам

О никабе, неоконсерваторах и новом премьер-министре Канады

Канадские мусульмане всей общиной вздохнули с облегчением: после темного десятилетия драконовских порядков Стивена Харпера (Stephen Harper), Джастин Трюдо (Justin Trudeau) предлагает глоток свежего воздуха, который возвращает Канаду к традициям мультикультурализма и всеохватности.

Если Харпер, по сути, прекратил любые отношения с миллионом канадских мусульман – он даже вряд ли знал дорогу в соборную мечеть – то Трюдо мусульманам не чужой.

Заняв пост председателя Либеральной партии в 2012 году, он регулярно бывал в мечетях, на ифтарах и других исламских мероприятиях.

Его партия может похвастаться значительным числом парламентариев-мусульман, а недавно Трюдо назначил министром демократических институтов Марьям Монсеф (Maryam Monsef), тем самым сделав ее, насколько нам известно, первой мусульманкой в кабинете министров.

Более того, новый премьер никогда не уклонялся от публичной демонстрации своих связей с мусульманской общиной. Даже под колоссальным давлением правых сил, возражающих против его присутствия на конференции о «возрождении исламского духа» (RIS Convention) в 2012 году, Трюдо не дрогнул и выполнил свое обещание, несмотря на неблагосклонные комментарии в СМИ.

Его выступление в ночь выборов, в котором он дал понять свое положительное отношение к хиджабу, тоже подтвердило его искреннюю веру в мультикультурализм (пионером которого когда-то был его отец) и стремление к плюралистическому обществу.

Таким образом, справедливо допустить, что дни антимусульманской риторики правительства и ведущих политиков на какое-то время остались в прошлом. Во всяком случае, одна только смена руководства избавила мусульман от эмоционально-психологического бремени, вызванного пристальной слежкой и постоянными подозрениями в их адрес при режиме Харпера.

Перемены, которых ждали канадцы, во многом связаны с ностальгией по дохарперовским временам, когда страна не была расколота по расовым и религиозным линиям – именно с этим и пришел к ним Трюдо.

Выборы и никаб

 

Если эти выборы что-то и доказали, так это то, что Канада вовсе не застрахована от уродливой расовой политики, расцветшей на почве антимусульманской клеветы ради голосов избирателей.

Одним из неожиданных сюжетов предвыборной гонки стало решение Стивена Харпера превратить борьбу одной мусульманки за право на никаб в общенациональный спектакль.

Возможно, Зунера Исхак (Zunera Ishaq) может считаться единственной женщиной в современной истории, ставшей жертвой публичного и громогласного осмеяния со стороны самого влиятельного человека своей страны.

Несмотря на клевету и нападки, якобы в рамках закона, Исхак выстояла под ударами самых непримиримых правых и одержала победу в судебном процессе, что, определенно, повлияло на исход федеральных выборов.

Богатый белый мужчина средних лет, занимающий пост канадского лидера, взялся поучать мусульманку, как ей одеваться. Ей было сказано, что ее выбор, продиктованный вероисповеданием – это «оскорбление» канадских ценностей и мракобесие, что ее образ жизни не приветствуется в этой стране, что «здесь мы так не делаем», потому пусть она либо отказывается от своих принципов, либо пусть возвращается туда, откуда приехала. «Если хочешь стать частью этой страны, будь как мы» – таким, по сути, был смысл послания.

В 2011 году консервативное правительство решило запретить приносить присягу гражданина Канады в никабе. Несомненно, это было политическим реверансом в сторону почитателей «консервативных ценностей», ибо ни тогда, ни теперь женщины в никабах не были столь массовым явлением на церемонии получения гражданства, чтобы стать проблемой, требующей вмешательства на официальном уровне.

Год назад Зунера Исхак, которая иммигрировала в Канаду из Пакистана в 2008 году, решила оспорить запрет государства на никаб. Суд встал на сторону истицы и поддержал ее право приносить присягу гражданина в вуали. Власти подали апелляцию, но суд ее отклонил и оставил свое решение без изменений.

На носу были выборы, и бывший премьер-министр решил придать делу Исхак публичный резонанс, использовав его в своей предвыборной кампании. Он заявил, что оспорит вердикт в Верховном суде и добьется его отмены. Он упорно твердил, что никаб противоречит канадским ценностям и «коренится в женоненавистнической культуре». Он нагнетал страх перед потенциальным засильем никаба (и мусульман), пытаясь поживиться голосами сторонников новых демократов и либералов, лидеры которых не разделяли позицию Харпера.

На фоне ослабления экономики, падения национальной валюты и нарастающей безработицы Харпер не смог предложить ничего, кроме политики запугивания и розни. Каким-то образом никаб умудрились сделать одним из главных вопросов, решающих исход выборов, на основании которого канадцам предстояло определить свое руководство. Рассуждали политологи, мусульманские лидеры излагали свою позицию, вовсю трудились публицисты, на телевидении и радио шли оживленные дискуссии – и все это по столь нелепой проблеме, и все это из-за, в общей сложности, двух женщин, которые не пошли на церемонию принятия гражданства из-за запрета никаба. То, что из этой абсурдной ситуации сделали проблему – это один самых идиотских моментов канадской политики.

Оказавшаяся в центре всего этого, Исхак стала одной из ключевых фигур в предвыборной кампании. В то время как большинство из нас уже отползли бы в сторону под таким давлением, она решила бороться  и во всеуслышание поведать свою историю. В интервью СBС она объяснила, почему носит никаб и борется за это право. Национальные газеты напечатали ее статьи, в которых она разъяснила свою позицию. Любому информированному наблюдателю вполне очевидно, что это волевая и независимая женщина, и ее выбор – не результат рабской покорности мужу или отцу, а продиктован личными убеждениями.

В своей публичной борьбе с бывшим премьером Исхак победила на всех фронтах. Всего за неделю до выборов она принесла присягу на верность своей новой стране, и сделала это в никабе. Упорные попытки Харпера принести «проблему» никаба на выборы – в какой-то момент он предлагал ввести его запрет в госучреждениях – по общему мнению, были весьма спорным политическим шагом, который привел только к отчуждению прогрессивных консерваторов из его стана. Его неспособность сосредоточиться на реальных проблемах страны не только укрепила его образ патетического маразматика, готового на любую чушь, лишь бы обеспечить себе голоса, но и, несомненно, способствовала тому, что он, в конце концов, проиграл на выборах.

Голоса мусульман

 

Безусловно, канадские мусульмане сыграли беспрецедентную роль в том, чтобы привести прогрессивного лидера в премьерское кресло, и они могут этим гордиться. Впервые в истории страны молодыми мусульманами была организована общенациональная кампания по мобилизации общины для активного участия в голосовании. В рамках кампании «Голос канадских мусульман» была мастерски проведена образовательная работа среди рядовых мусульман на предмет основных предвыборных вопросов и важности их голосов.

Сознательные и смелые активисты стучали в двери, шли в мечети, участвовали почти в каждом публичном мероприятии. Были организованы встречи мусульман с ведущими политиками от каждой партии. Кампанию поддержали мусульманские интеллектуалы, актеры, спортсмены, имамы – все они объединились, чтобы как можно больше мусульман пришло на избирательные участки.

Голосование так часто было темой проповедей в мечетях, что трудно поверить, что когда-то в мусульманской среде шли споры о допустимости идти к избирательным урнам. Никогда раньше мечети так настойчиво не убеждали прихожан отдать свой голос – разве что не говорили, за какую партию голосовать.

Все эти усилия окупились, и, безусловно, сыграли критическую роль в том, чтобы потопить правительство Харпера. В крупных городах, таких как Торонто и его окрестности, где мусульмане составляют значительную долю населения, не был избран ни один депутат от консерваторов. Именно такие крупные города играют ключевую роль в победе любой партии, так как именно эти избирательные округа, в основном, отвечают за состав палаты общин.

В прошлые годы консерваторы побеждали не столько из-за высокой поддержки, сколько из-за бездействия части прогрессивного электората, его нежелания идти на избирательные участки. Результаты этого года должны послужить серьезным уроком положительного влияния гражданской активности и негативных последствий пассивности.

Вероятно, самый важный вывод из этой кампании в том, что она позволила политическим стратегам увидеть мусульманскую общину как консолидированный блок избирателей и убедиться в его влиятельности. Харпер проиграл. Он думал, что раздувая страх перед мусульманами, получит больше голосов, чем потеряет, если будет их отталкивать. Он не смог предвидеть потенциал, заложенный в меньшинстве, которое он пытался вытеснить на обочину, но которое смогло этот потенциал активизировать и избавиться от враждебного политика. Не говоря уже о том, что отчуждение какой-то группы людей обычно сопровождается отчуждением их соседей, возникает цепная реакция с необратимыми последствиями. Пусть это послужит уроком будущим политикам, пусть они запомнят, что политике расистского типа не выжить в Канаде XXI века.

Эта кампания также служит важным прецедентом для мусульманских меньшинств в других странах. Одна из причин того, что критика мусульман стала распространенным методом современных политиков, в частности в США, заключается в том, что они не видят в мусульманах организованной и влиятельной части электората. Критика мусульман не имеет никаких политических последствий, политики не чувствуют необходимости прилагать усилия ради голосов мусульман, как они это делают ради голосов евреев или латиноамериканцев. Поэтому принципиально важна политическая активность рядовых граждан, если мусульмане хотят прекратить прилив вездесущей антимусульманской пропаганды в политических кругах их страны.

Режим Харпера устранился с политического горизонта Канады за одну ночь, и эта перемена позволила изменить мрачный курс страны, по которому ее вели раньше. Остались позади дни, когда в стране принимались бессмысленные законы о запрете никаба, процветала практика нелепых доносов на «варварские культурные обычаи», а людей, которых правительство считало террористами, лишали гражданства.

Пожалуй, самое время вознести благодарственную молитву.

Источник: Muslim Matters

Перевод: “Ислам для всех!”

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх