Ислам

О Саре, её хиджабе и хадже, а также почему она выбросила мирскую одежду в мусорный ящик

Сара погладила меня по плечу, обняла и попросила: «Иди в свою палатку, а я хочу молиться здесь столько, сколько у нас тут осталось времени. Спасибо, что выслушала мою историю. Рада, что мы встретились…».

Моя новая знакомая пошла под небольшой навес, где находились и другие женщины-мусульманки. Про себя я подумала: какой подарок от Всевышнего в день стояния в долине Арафа! Я безумно люблю людей, общение с которыми прожигает душу, которые совершают сильные поступки. Именно такие люди делают то, что в миру чаще принимают за неразумность, а то и сумасшествие.

В тот день стояла сорокаградусная жара. Для облегчения одного из главных дней хаджа – стояния в долине Арафа – для паломников был развёрнут палаточный городок. В специальные контейнеры в каждой палатке доставлялась охлаждённая вода.

В моей палатке находилось не менее пятидесяти женщин. Все старались вести себя достойно, не допускали лишних разговоров, без конца делали обязательные и дополнительные ракааты. После асра я решила, что всё-таки обойду городок, посмотрю, как он устроен. Полюбуюсь на гору Арафа, восхождение на которую совершил в свой последний хадж Пророк Мухаммад (мир ему и благословение).

У небольшой аллеи деревьев (если можно четыре дерева назвать аллеей) встретила паломниц, которые говорили по-русски. Располагались они не в палатках, а под тентами. Никаких заранее расстеленных ковров, а только собственные молитвенные коврики. Попросила разрешения присесть к ним.

– Постишься сегодня? – спросила после приветствия женщина средних лет в тёмном хиджабе.

– Как положено. Вы тоже? Пусть ваш пост будет принят! – ответила я.

Сара, так звали мою новую знакомую, предложила присесть рядом. Тень от соседнего дерева как раз приблизилась к нашему месторасположению. Она тихо поинтересовалась, откуда я, выразила радость, а дальше наш разговор касался иных тем.

Сара читала аяты Корана, потом свои стихи, посвящённые Пророку Мухаммаду (мир ему и благословение). Попросила помолиться за её сыновей и семью. Тихо, как между давними знакомыми, текло наше общение. Но понятно было, что за молитвенное время, что за обстановка, что за день, в который моя дорога и дорога Сары сошлись в этом уголке мира.

– …Моя жизнь до сорока четырёх лет: удачное замужество, два сына, доходная работа, весёлые наряды, гости к нам в дом, мы в гости к родне. Такая история у многих, кто живёт и в других мусульманских регионах. Главные вопросы: а не хуже ли я других? Всё ли есть в доме? Дети не хуже ли других одеты-обуты-обеспечены? Я всегда отличалась лёгким характером, щеголяла дома и на улице в коротких юбках с распущенными волосами. Так продолжалось бы, возможно, и дальше. Никто из родственников мне и не намекал, что что-то не так я делаю, не туда усилия трачу.

– Была какая-то встреча? Откровение?

– После работы шла по одной из главных улиц города. По пути – магазин мусульманской женской одежды. Не планировала я в него заходить, не имела никакого интереса к обновлению своего имиджа. Но – зашла. Попросила девушек-продавщиц принести мне для примерки платья в пол, платки. Примерила всё и не стала снимать. Так домой и пошла. Пакет со старой одеждой по пути выбросила в мусорный ящик.

– Вот дома удивились?!

– Не то слово. Особенно сыновья. Муж сказал, мол, ладно, пусть мать почудит, потом всё встанет на места. Для него моё преображение выглядело женской причудой. А я пошла в соседнюю мечеть, узнала, когда проходят занятия для женщин, и начала заниматься, училась читать Коран.

Муж Сары вскоре начал говорить, чтобы она «не очень увлекалась и подумала, что её религиозность может сказаться на… его карьере». Выбор получался непростым: снять хиджаб, оставить изучение Корана или постоянно объясняться с мужем. По словам Сары, супруг окончательно понял, что жена отнюдь не чудит, когда она сказала, что его доход не халяльный. Содержать семью на харамные деньги – грех, она не хочет в этом участвовать. Они приняли решение о разводе.

Я ни в коем случае не ратую за неизбежность разводов на религиозной почве. Наоборот, брак и семью всеми силами, сколько возможно, надо сохранять. Но есть и конкретные взрослые люди, их решения – их ответственность.

– А как сыновья? Им-то каково, когда между отцом и матерью такие проблемы!

– Оба уже заканчивали институты. Своих мальчиков я попросила: постарайтесь сами понять, какая жизнь вам ближе и нужней. Мой выбор сделан. Распоряжения о наследстве в их пользу написаны. Я за имущество не держусь, довольна тем, что есть. Вот, наконец, Всевышний открыл – дал дорогу в хадж.

Время стояния в долине Арафа неизбежно утекало. Мы встали с Сарой на намаз. Я молилась и за новую подругу-мусульманку, за её семью, за то, чтобы Всевышний был милосерден ко всем покрытым женщинам.

На противоположном от нас склоне, ввысь от долины, видна была белая цепочка людей – это паломники, которые шли тропой вверх, туда, где Пророк (мир ему и благословение) молился за умму последний раз. Их подъём в одно из самых уникальных мест, если подумать, шёл вопреки многому – жаре, опасениям за здоровье и так далее.

Двигаться вверх – всегда усилие. Современной женщине отказаться от навязываемых стереотипов поведения, раздетости, харамного образа жизни, да и просто сказать, что хочет жить в соответствии со своей религией, – усилие, воля, характер, выбор между запретным и благим.

…Несколько месяцев назад я оказалась в том городе, откуда родом Сара. И даже на той улице, где находится магазин женской мусульманской одежды, о которой она рассказывала. Не называю этот город и фирменный магазин, чтобы никто не заподозрил в рекламе. С подругой и коллегой мы сделали покупки. Я выбрала платье, а платок никак не могла подобрать. Девушка-консультант, которая помогала мне, предложила свой, а я ей – в обмен подарками – свой. На прощание мы обнялись и благословили друг друга.

Сара не рассказывала мне, как встретили её в этом магазине, как общались. Но очень возможно, что не просто приветливо, а с пониманием, что женщине нужно уделить особое внимание, отнестись крайне деликатно к её просьбам. Ведь одно дело, когда приходит уже покрытая мусульманка, которая может сформулировать свои пожелания, и совсем другое – светская, не имеющая представления, что и как ей лучше выбрать. Есть и такой момент: не всегда мы видим себя со стороны, потому так важно услышать ненавязчивую подсказку.

Встречу ли я когда-нибудь Сару, мужественную, яркую личность? Не ведаю. Но есть более важное пожелание: пусть продолжается её жизнь в Исламе, её усердие в религии, её верность хиджабу.

Людмила Мишина

Ислам.ру

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх