Ислам

Перемены в моей жизни

Пять лет назад я была 52-летней христианкой. Я никогда не состояла ни в одной из церквей, но всю жизнь искала Истину – в разных христианских течениях, с их учителями, но нигде не задерживалась надолго. С девяти лет каждый день я читала Библию. Сейчас уже и не вспомню, сколько раз за это долгое время я пыталась найти правду.   

Два раза в неделю в течение года я изучала христианство с католическим священником, но католичкой так и не стала. Следующий год был посвящен занятиям со свидетелями Иегова, но их вера тоже не пришлась мне по душе. Затем около двух лет я пыталась понять учение «Святых последнего дня» (мормонов), но тщетно. Мой друг исповедует иудаизм. От него я получала информацию об этой религии. Поиски ответов приводили меня и в протестантские церкви.

В глубине души я знала: Иисус был не Богом, а пророком. Сердце подсказывало, что за грех Адама и Евы понесут ответ они, а не я. Внутренний голос призывал меня молиться Богу и никому другому. Разум подсказывал, что только мне предстоит отвечать за мои поступки, а Бог никогда не принял бы человеческий образ, чтобы убедить меня в обратном: Ему не требовалось жить и умирать в облике смертного – Он ведь Бог.

Все эти поиски так ничего и не дали. Вопросы остались при мне, и я молила Бога о помощи. Было по-настоящему страшно умереть, так и не узнав правды. Я молилась и молилась. Проповедники и священники твердили: «Это таинство». Но если Бог хочет блага для человека, хочет ввести его в Рай, Он не станет скрывать, как туда попасть, как жить, чтобы заслужить Рай, как познать Его. Я чувствовала: всё, что мне говорят, – неправда.

Я живу в штате Аризона, США. До пятидесяти двух лет никогда не  разговаривала с мусульманами. Как большинство западных людей, под влиянием СМИ я считала Ислам религией террористов-фанатиков и ни разу не попыталась узнать о ней самостоятельно.

Мое открытие

 

Четыре года назад я вышла на пенсию после двадцати четырех лет службы офицером полиции. Существует некая связь между офицерами полиции всего мира. Мы всегда помогаем друг другу независимо от принадлежности к определенному отделу или стране.

За год до пенсии я получила флаер с просьбой о помощи для группы полицейских из Саудовской Аравии. Они прибыли в Соединенные Штаты для изучения английского и учебы в полицейской академии в моем городе. Требовалось организовать их проживание в американской семье, чтобы они имели возможность познакомиться с обычаями страны и практиковать язык.

Мой сын в одиночку растит дочь. Чтобы хоть как-то помогать с воспитанием внучки, мы нашли ему дом рядом с нами. Я поговорила с мужем, и мы решили принять офицеров у себя. К тому же, это предоставило бы внучке возможность познакомиться с людьми из другой страны. Мне сообщили, что молодые люди – мусульмане. Любопытно.

Переводчик из Государственного университета Аризоны (Arizona State University) привел к нам человека по имени Абдуль. Он не говорил на английском. Мы показали его спальню и ванную комнату. Молодой человек мне сразу понравился. Его доброта и вежливость мгновенно завоевали мое сердце.

Затем к нам прибыл Фахд. Прекрасный парень, но еще более застенчивый и молодой. Я делилась с ними опытом работы, мы обсуждали работу полицейских, США, Саудовскую Аравию, Ислам и т.д. Я наблюдала, как они помогали друг другу и остальным шестнадцати полицейским из Аравии в изучении языка. За год жизни в нашем доме я прониклась уважением к Фахду и Абдулю за то, что не дали американской культуре повлиять на себя. По пятницам они ходили в мечеть, всегда совершали молитву, какими бы уставшими ни были, осторожно относились к тому, что едят…  Они научили меня готовить несколько традиционных блюд, водили на восточный рынок и в арабские рестораны, подружились с внучкой, дарили ей подарки, шутили…

Фахд и Абдуль проявляли уважение к нам с мужем. Каждый день, прежде чем уйти на учебу, они интересовались, не нужно ли мне что-нибудь из магазина. Чтобы случайно их не обидеть, я начала узнавать из интернета об их культуре и обычаях.

Однажды я попросила у молодых людей Коран – было интересно, что же там говорится. Тогда они съездили в посольство Саудовской Аравии и привезли для меня перевод Корана, кассеты и брошюры. По моей просьбе мы стали обсуждать Ислам (им приходилось говорить на английском – на этом мы и сосредоточились). По словам парней, я была первой немусульманкой, которую они учили Исламу. Год спустя учеба в полицейской академии подошла к концу. Я работала инструктором полиции и могла помочь ребятам с подготовкой к университетскому проекту. К нашим занятиям присоединились их друзья. Один из них приехал в США с супругой. Они пригласили меня в гости. Мне представился шанс узнать от нее больше об Исламе,  хиджабе, молитве, омовении и т.д.

За неделю до отъезда моих «приемных сыновей» я устроила большой ужин с традиционными арабскими блюдами  (некоторые пришлось купить за неумением их готовить). Я оделась в хиджаб (мусульманское покрывало) и абайю (длинное платье) – хотелось остаться в их памяти такой. Когда все собрались, я сказала Шахаду (провозглашение веры). Ребята даже прослезились – до того трогательный был момент. В душе я верила, что Аллах отправил их в ответ на мои молитвы, привел прямо в мой дом. Благодарю и восхваляю Его за милость, любовь и доброту ко мне.

Жизнь в Исламе

 

Примерно через неделю ребята вернулись на родину. Я скучала по ним, и в то же время испытывала огромную радость от того, что стала мусульманкой. Я зарегистрировалась в мечети. Я ожидала, что все мусульмане такие же, как те парни из Саудовской Аравии, с которыми я провела целый год, но в местной мусульманской общине меня приняли не столь радушно.

Семья пребывала в шоке. Они надеялись, что через некоторое время мой интерес к Исламу угаснет, я разочаруюсь и переключусь на другую религию, как происходило раньше. Родных весьма удивили перемены в моей повседневной жизни. Самое важное, что муж меня не осуждал. Когда я сообщила, что теперь в еде мы исключим харам (запрещенное), он сказал «окей».

Далее я убрала из дома все изображения людей и животных. Однажды муж вернулся с работы и обнаружил, как я размещаю в альбом семейные фотографии, которые прежде висели на стене. Он постоял, посмотрел, но ничего не сказал.

Потом я написала письмо родным, где сообщила о своем обращении в Ислам и как это повлияет на наши отношения. Я объяснила несколько основных моментов в Исламе. Родные остались на своем. А я углубилась в изучение религии: узнавала о молитве и читала свой Коран. Сестры-мусульманки поддерживали меня через интернет.

Я приходила в мечеть на уроки «Основы Ислама» в свободное от работы время, которого катастрофически не хватало из-за службы в полиции. Чувство досады по этому поводу не давало мне покоя. Через восемь месяцев мне предстоял выход на пенсию, поэтому я просила разрешения работать дистанционно.

Прошло шесть месяцев, а сестры в мечети все так же сторонились меня. Я не понимала причину, была разочарована и огорчена. Попытки активно участвовать в жизни мечети не улучшили положения. Теперь я знаю, что совершала много ошибок: на общественных праздниках ела левой рукой, красила ногти бесцветным лаком, делала омовение не правильно, за что удостоилась открытого осуждения и насмешек.

Однажды я получила посылку от знакомой через интернет сестры. Она прислала несколько хиджабов, абаи и очень тепло приветствовала меня как свою сестру в Исламе. Она из Кувейта. Затем другая сестра (из Саудовской Аравии) прислала мне платье для молитвы и коврик, который она сделала сама. Я получила письмо, фразу из которого вспоминаю, когда меня охватывает отчаяние и чувство отчужденности: «Я рад, что стал мусульманином до того, как познакомился с некоторыми мусульманами». Это письмо напоминало мне, как совершенен Ислам и как далеки от совершенства мусульмане. Недостатки есть у всех: как у меня, так и у других сестер и братьев. Я считаю, что братство в Исламе – один из величайших даров Всевышнего мусульманам.

За последние четыре года моя жизнь значительно изменилась. Родственники стали относится к моему выбору с терпимостью и великодушием. Хвала Всевышнему, который не послал мне испытание семьей. Ведь сколько таких, кто из любви и уважения к близким вынужден терпеть их бесконечные упреки и уговоры оставить Ислам.

Постепенно я подружилась с несколькими местными мусульманками.  Сестры из разных стран также поддерживали меня из интернета. В тот год я серьезно заболела.  Тогда я изо всех сил ухватилась за Ислам, а сестры, как могли, помогали мне: отправляли семена черного тмина, воду Зам-Зам и молили Бога о моем благополучии.

Прогрессирующая болезнь вынудила меня отстраниться от общественной жизни мусульман в моем городе. Я оставалась дома и усердно совершала молитву, хотя испытывала большие трудности с арабским произношением. Но я не сдавалась. Учитель по Исламу записал для меня несколько уроков на кассету, а сестра помогала мне заниматься по ним. За два года я выучила четыре суры из Корана. Возможно, кому-то из мусульман, это число покажется незначительным, но я считала это большим достижением. Потом началось изучение остальных слов из молитвы – еще два года борьбы.

На третьем году Ислама я пережила инфаркт и операцию на сердце. К великому сожалению я узнала, что отныне смогу совершать молитву только сидя на стуле. Только тогда я по-настоящему поняла, что Ислам – это религия лёгкости: допустимо молиться, сидя на стуле, допустимо не поститься при болезни… Я не ощущала себя менее верующей из-за каких-то обстоятельств.

Посетив несколько мечетей, я обнаружила, что каждая из них похожа на мини США – маленькие группы в мечети формируются (как я узнала позже) по принадлежности культуре, языку и т.п. а не по симпатии или антипатии к определенным людям. Как бы то ни было, мне нравилось, что, несмотря на различия, ты всегда можешь рассчитывать на улыбку и приветствие: «Ассаляму алейкум».

Спустя время я потянулась к сестрам, пришедшим в Ислам, как и я. У нас было много общего: мы пережили похожие испытания (как родственники-немусульмане), имели сложности с арабским произношением, испытали  отчуждение на собраниях мусульман, разговлялись в одиночестве в Рамадан… Иногда обращение в Ислам сопровождалось потерей близкого друга, который не смог принять новые привычки или отстранение от немусульманских мероприятий вроде дискотек.

Все реже я принимала участие в деятельности локальной мусульманской общины. Это удручало, и я постоянно просила Аллаха помочь мне. Однажды внучка предложила писать книги, рассказывать в них о ребятах из Саудовской Аравии, Исламе, моей семейной жизни в новой религии. Идея мне понравилась. К этим рассказам я решила добавить историю о группе молодых девушек-подруг, мусульманок и немусульманок. Используя свои знания об Исламе, я напишу о трудностях, с которыми сталкивается девушка в школе и дома.

Началась работа над серией книг «Islamic Rose Books». Для желающих поделиться своими рассказами была создана группа в интернете. Так появился «Союз исламских писателей» (Islamic Writers Alliance).  «Союз» -международная организация, возникла в поддержку авторов-мусульманок.  Наша главная цель – помочь друг другу донести наши труды до издателя и читателя. Также для двух пищевых банков я составила базу данных, которая облегчит определиться с перечнем товара, клиентами, контактами и написать отчеты.  Я решила потратить большую часть прибыли от продажи моих рассказов на приобретение книг для детских исламских библиотек. Как оказалось, в таких библиотеках множество пустующих полок.

Мне предстоит еще много узнать об Исламе. Я люблю проводить свободное время за чтением историй о выдающихся людях в истории Ислама. С возникшими вопросами я обращаюсь к сунне Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует. Его ответы и поведение в определенных ситуациях я использую как руководство. Мой путь в Исламе продолжается. Я с нетерпением ожидаю новых впечатлений и знаний, и каждый день благодарю Аллаха за Его Милость и Любовь.

Линда Дельгадо, экс-христианка, США

islamreligion.com

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх