Мусульманка

«ЕГЭ я сдавала со всеми и в хиджабе»

Два года назад на Ставрополье несколько девочек предпочли перейти на домашнее обучение, но не снимать платки в школе. Пока длилось судебное разбирательство о том, что важнее – свобода граждан поступать в соответствии со своими религиозными убеждениями или право субъектов федерации устанавливать форму для светских учреждений образования, одна из учениц средней школы №2 в селе Иргаклы Алина Сулейманова успела получить аттестат зрелости и поступила в Пятигорский государственный лингвистический университет. В интервью КАВПОЛИТу она рассказала, как запрет на хиджабы изменил ее жизнь. 

– Вы учились последние два года в домашнем режиме. Успевали за программой?

– Если быть точнее, то полтора года, так как постановление вступило в силу с 1 января 2013 года. Честно говоря, в конце 10-го класса было очень сложно — самой усваивать школьную программу тяжело. Никто из учителей ничего не объяснял. А я приходила в школу лишь для сдачи контрольных и экзаменов.

Но к началу 11-го класса осознание того, что так дело не пойдет, заставило родителей подыскать мне репетиторов, и целый год я с ними занималась. Конечно, не бесплатно. Благодаря этому, школу удалось окончить на отлично и написать ЕГЭ на высокие баллы. Но медаль золотую все-таки не дали — из-за нескольких четверок в 10-м классе.

– Нельзя ли было найти компромисс, надеть косынку или сложенный вдвое-втрое платок на голову, как повязка?

– А разве в Кара-Тюбе было не так? Они завязали косынки еще осенью, и ходили так в школу до конца 2012 года. Но дело в том, что постановление правительства края полностью запретило любые головные уборы в учебном заведении.

– Почему вы надели хиджаб, кто на это решение повлиял? Ваша мама тоже носила платок в школе в свое время?

– Нет, мама в школе в платке не ходила. Советское было государство, все-таки. Родители стали придерживаться религиозных канонов лишь в начале 2000-х годов. А я начала молиться в семь лет. К 13 годам я изучила много религиозной литературы, и, как предписывает ислам, покрылась.

– Часто говорят, что хиджаб – это арабская одежда, а у российских мусульман были платки, завязанные немного иначе. Ваш хиджаб имеет национальную особенность?

232313123

– Хиджаб – это просто арабское слово. Что касается покрытия, то оно во все времена для мусульманок было одинаково. Главный принцип: должны быть видны только кисти рук и овал лица. Для примера вот так одевались ногайские женщины до начала ХХ века.

Это национальная особенность. Но ведь ясно, что сейчас в таком виде не очень комфортно ходить по улицам. Все-таки нужно обращать внимание, какой стиль в одежде подходит для нашего времени.

– Вы бы хотели, чтобы вернулись все традиции? Ведь ногайские женщины тогда были ограничены домашним бытом?

– Нужно не путать национальные и религиозные традиции. Они не всегда совпадают. А что касается прошлого, то надо учитывать, что девушки тогда тоже получали образование, правда, религиозное, в мектебах. И это правильно, ведь девушка – это будущая мать и именно она будет заниматься воспитанием детей, то есть нового поколения. В Исламе это не запрещено, кстати.

– Другие мусульманки в иргаклинской школе отказались от головного убора? Насколько я знаю, некоторые девочки уехали учиться в Дагестан, в медресе. Вы бы так хотели?

– Я не знаю ни одну девочку в Ставропольском крае, которая бы отказалась от головного убора. Да некоторые девочки уезжали в Дагестан на некоторое время, потому что сами понимаете, очень тяжело учиться самостоятельно и в конце каждой четверти написать за пару дней контрольные по всем школьным дисциплинам.

Успеваемость резко снизилась, и у них началась депрессия. Я их понимаю прекрасно. А медресе, в которое они отправились учиться, через полгода по «счастливой случайности» было закрыто властями. Поэтому они вернулись домой.

Некоторые восстановились в школе и до сих пор учатся заочно, как моя младшая сестренка, например. Что касается меня, то у меня есть определенная цель, к которой я иду.

Кстати, говоря, на родине этой хиджабной истории – в Кара-Тюбе проблема получения образования девочками была решена более эффективно, чем в нашем Степновском районе. Там девочки после обеда в неделю один раз посещают отдельно все предметы, где учитель объясняет материал. И лишь затем они сдают контрольные.

У нас в районе, как сказали в степновском отделе образования, недостаточно средств, чтобы платить учителям за такие занятия. А когда родители просят учителей дополнительно позаниматься с их детьми (за деньги, конечно), те отвечают, что не положено или нет времени.

– Странно, насколько я знаю, чаще учителя, напротив, рекламируют платные дополнительные занятия. А как вы сдавали выпускные экзамены? В хиджабе?

– Сдавала экзамен я со всеми одиннадцатиклассниками в аудитории, как положено. И была в хиджабе.

– Никаких претензий не было?

– Нет. Хоть за это им спасибо!

– Вы поступили в ПГЛУ по результатам ЕГЭ? На какой факультет?

– Да, поступила на бюджетное отделение в Высшую школу политического управления и инновационного менеджмента. Специальность – «исламская теология».

– Почему именно эту профессию выбрали?

– После истории с хиджабами я поняла, что нашему светскому обществу нужны люди, разбирающиеся в религии. Потому что большая его часть, особенно верхи, путают религию и национальные особенности.

Мечтаю выйти грамотным и востребованным специалистом в этой области. Ну а в крайнем случае, можно будет учить детишек основам нашей религии в каком-нибудь медресе.

– Это и есть ваша цель, о которой вы обмолвились ранее?

– Да.

– Как в университете относятся к ношению хиджабов?

– В университете с этим все отлично. И самое главное, там много девушек в хиджабах со всего Северного Кавказа. Даже есть русские девушки, принявшие Ислам и покрывшиеся. Правда, одежда должна быть светлых тонов, и я в принципе с этим согласна.

– Вы уже вышли замуж. Супруг разделяет вашу религиозность и стремление получить высшее образование в области теологии?

– Да, а как иначе? В этом плане у нас полное взаимопонимание, слава Богу!

– А до скандала с хиджабами вы кем мечтали стать?

– Журналистом. Передумала, кстати, не просто так. Не обижайтесь, ничего личного, но после освещения нашей проблемы во многих СМИ стало ясно, что некоторые журналисты необъективны и пишут то, что выгодно властям. Есть и объективные журналисты, но их немного.

– Я, честно говоря, из тех, кто не приветствует хиджабы в школе. Не потому, что так выгодно властям. Мне кажется, эта мусульманская традиция относится к сфере отношений между мужчинами и женщинами, а в школе – дети, которым нужно учиться, а не погружаться в религию. И выделяться там надо умом, а не одеждой. Хотя, когда читаешь про беременных девятиклассниц, приходит мысль, что лучше бы они были укрыты с ног до головы. Но все же, если ребенка так религиозно воспитали, он ведь совершенно по-другому воспринимает учебный материал. Разве не лучше было бы в этом случае учиться в медресе?

– Не соглашусь с вами в этом вопросе. Я с 7-го класса ходила в школу в хиджабе. И это никоим образом не повлияло на мое обучение. Глупее я от этого не стала. Что касается отношений со сверстниками, то они тоже не изменились.

Я дружила не только с мусульманками, но и с православными девочками, и мой внешний вид их никоим образом не отвлекал и не ущемлял их права.

Вам, конечно, сложно это воспринять, потому что вы в городе, и там даже в хиджабе на улице девушку редко увидишь. А тут у наших односельчан менталитет немного другой. Мы выросли вместе, знаем друг друга. Сказать, что мы толерантны, будет неверным. Потому что мы не терпим, а уважаем друг друга и наши традиции: как национальные, так и религиозные.

– Я именно и хочу вас понять. Некоторые эксперты называли хождение в школу в хиджабах – демонстративным поведением, атакой ислама на Ставрополье. Общаясь с вами, я вижу, что у вас не было этого и в мыслях. Может быть, не стоило вообще обращаться по этому делу в суд? Не надо было идти на принцип, а нужно было просто договариваться на месте? Ведь действительно, теперь девочки в хиджабах лишены качественного образования?

– Понимаете, в суд мы подали после того как постановление вступило в силу и нас не пустили в школу. Директор и преподаватели ссылались на то, что если они нас впустят на занятия в головных уборах, им грозят штрафы и даже увольнение с работы.

Нам ничего не оставалось, как искать правды в справедливом российском суде. Хотя его решение не сделало нам ни лучше, ни хуже. Постановление как было, так и есть. Обращение в суд было крайним выходом, так как договориться на месте не удалось.

– Увы. И эта история навредила как вам, так и властям, на которые теперь указывают как на притеснителей мусульман. Спасибо за интервью!

kavpolit

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх