Мусульманка

«Когда женщина становится нужной, меняется мир вокруг нее…»

женщина

«Признаюсь, каждый раз, увидев в метро женщину в мусульманской одежде, начинаю ее разглядывать, буквально заставляю себя отвести взгляд…», – пишет журналистка Мария Свешникова для портала vesti.ru. Интервью с Наилей-ханум Зиганшиной – о жизни современных мусульманок.

«… Что намного хуже иногда, пусть и непроизвольно, укутанная наглухо в черный цвет, она вызывает неприятие и даже опасение. На днях мы познакомились с председателем Общероссийской общественной организации “Союз мусульманок России” Наилей Зиганшиной: в Москву она приехала подготовить к открытию центр “Баракат”. Оказалось, что его возглавляет тоже Наиля Зиганшина. Женщина, то есть. Как же быть с общепринятой точкой зрения, что слабый пол у мусульман на втором, третьем и даже на пятом месте? Наиля с легкостью доказала, как плохо мы знакомы с жизнью современных мусульманок:

– Это было в древние времена. Сейчас, пока мужчины думают о нефти, о газе, мы думаем о малом и среднем бизнесе, о социальных программах, благотворительности. 40 процентов капитала в арабских странах контролируют женщины-мусульманки.

“Баракат” — культурный, семейный, образовательный центр, проекты которого направлены на просвещение и обучение. Мы хотим привить правильную культуру поведения в обществе. И мы создаем для женщин рабочие места. Говорят, женщин легче вовлечь в опасные структуры, что нами легче манипулировать, потому что у нас много свободного времени: в основном мусульманки — домохозяйки. В такой ситуации, конечно, у них создается вакуум. И этот вакуум надо заполнить рабочими проектами. Это не просто развитие бизнеса, но еще и вовлечение женщин в интересную работу, чтобы их невозможно было ненужным течением привлечь и одурманить. В Центре запланированы интересные социальные проекты. Мы будем представлять созданное руками женщин декоративно-прикладное искусство и таким образом взаимодействовать с другими международными женскими организациями.

– Православным надо начинать бояться?

– Наоборот, мы начали брать пример с сестер-христианок. Надо всегда заряжаться позитивом, и точно также начать работать. Ведь все, что мы делаем, это для мира, для добра, для справедливости. На сегодняшний день в стране и во всем мире с исламом связывают террор, еще какие-то неприятные явления. И нам это больно, обидно, потому что ислам – самая мирная, самая дружественная религия. Мы хотим со всеми жить в мире и любви. Нас всех Всевышний создал, он всех любит, и мы не можем делить людей по каким-то признакам. Поэтому Центр мы создаем для всех женщин.

– Зайти к вам может любая женщина. И тут она видит надпись — халяльные продукты. Разве их могут использовать православные, евреи, буддисты?

– Халяль означает разрешенный полезный состав продукции. Согласно мусульманским традициям нам запрещены добавки, красители, ГМО — вещества, наносящие вред организму. Они все харам. Харам – это запрет. Если в их состав будут такие вещества, конечно же, этот продукт непригоден для употребления. Халяль означает, что продукт не вреден для здоровья. Поэтому, покупать это могут все желающие.

– Вы показали павильоны, где можно будет купить одежду. Существуют ли мусульманские Дома моды, есть дизайнеры, следящие за тенденциями моды и стиля?

– Союз мусульманок России уже 7 лет проводит международные показы, конкурсы мусульманского стиля одежды. Дизайнеры создают бренды и, участвуя в наших мероприятиях, просыпаются знаменитым. Крайне востребованы бренды Татарстана и Чечни. Каждая женщина хочет каждый день выглядеть по-своему. С этой целью мы решили объединить магазины и бутики под единую крышу, открыв первый торгово-деловой центр в Москве. Союз мусульманских дизайнеров России здесь начнет свою активную работу над обучением и созданием брендов национальной одежды наших народов. Пока эта деятельность развивается медленными темпами, в основном предлагаются варианты зарубежного стиля одежды.

– И хотела бы с вами согласиться, но я часто вижу в метро не просто скромно, но модно одетых мусульманских женщин, а полностью укрытых. Или это демонстрация, провокация?

– Вы имеете в виду, что они в черном?

– Да.

– Черный цвет для мусульман не обязательный. Это цвет арабских женщин, которых так одеваться заставляли климатические условия, потому что там жара, песчаные бури. Чтобы выжить, они должны были закрыть и лицо, и нос, и рот. Думать, что такой стиль, какой принят в арабских странах, предпочтителен для всех, ошибочно. В каждой национальности есть свой колорит, своя культура. И наш любимый пророк Мухаммед не говорил, что обязательно нужно разговаривать на арабском языке, одеваться как они. Каждый народ имеет право сохранить свой язык, свою культуру, одежду, кухню — это все не меняет веру в Единого Всевышнего.

У нас предпочтительны разные оттенки, разные тона, и наши дизайнеры как раз и занимаются их разработкой: мы сами хотим отойти от темных тонов, понимая, что были случаи, когда использовали женщин в черном одеянии в качестве угрозы. И эти случаи где-то в подсознании осталось у людей. Женщине нужна одежда, которая закрывает части тела кроме кистей рук и лица, и вызывает восхищение у окружающих скромностью, нравственностью.

– Вы сейчас очень красиво одеты.

– Я всегда стараюсь появляться в обществе в деловой одежде. Отдаю предпочтение комфортной одежде, иногда спортивному стилю. Одежда должна быть комфортной и чувствовать в ней себя активной и позитивной. Для кого- то комфортны длинные платья, это очень женственно. Каждый должен выбрать одежду по своему характеру. Таким должен быть правильный подход к пониманию мусульманской моды.

– Насколько просто, по-вашему, мусульмане ассимилируются в обществе? Считается, что вы живете обособленно, кланами.

– Абсолютно нет. За все годы существования в нашей стране не возникали конфликты или непонимания между людьми различных конфессий. Обычно нас воспитывают с детства уважать друг друга. Жить кланами не было необходимости у мусульман, каждый мечтает только об одном, чтобы рядом оказались только добрые, хорошие люди.

– Но мусульманка московская отличается от мусульманки из Уфы?

– Не только мусульманка, все московские женщины отличаются. Мегаполис влияет на ритм жизни, на быстроту принятия решений, на запросы, образ жизни.

– Сейчас принято заниматься благотворительностью. Но я ничего не слышала о ваших благотворительных фондах.

– Все годы существования нашей организации женщины мусульманки всегда старались творить добро. Создавать фонды не было необходимости. И в уставе у нас прописаны пункты, в каких сферах женщины могут активно и усердно проявлять себя. Благотворительность в этом списке занимает особое место. Женщины обязательно должны заниматься богоугодными делами: в их сердца Всевышний заложил огромную любовь к детям, ко всему живому.

Кроме того, у нас есть Центр сохранения семьи, где на благотворительной основе помогаем людям сохранить семью, разрешать семейные конфликты. Дело в том, что в целом по России семейная политика оставляет желать лучшего: процент разводов заставляет нас сокрушаться.

– У мусульман много разводов?

– Если говорить о таком негативном явлении, как развод, он не выбирает ни мусульман, ни христиан, не выбирает какую-то национальность. Каждый человек строит жизнь, сообразуясь со своими амбициями. Человек, он и есть человек, со своими взглядами, со своим миром, своими чувствами. Он такой – какой есть. Поэтому, проблемы у всех одинаковые возникают. Помогая человеку нельзя спрашивать о его национальности.

– А аборты случаются? В России это горячая зона.

– Аборты строго запрещены в исламе. Даже если тебе поставят диагноз, что ребенок будет особенный, даже в этом случае аборты ни в коем случае не оправданы и не разрешаются шариатом. Есть только один момент, когда аборт разрешается в исламе, это когда жизни матери угрожает опасность. Когда речь идет о выборе: или мать, или дитя, то, выбирая, кого спасти, решают в пользу женщины, матери. Верующий человек боится сотворить грех, поэтому в таких семьях всегда много детей.

– Если я правильно поняла, вы еще и сваха?

– Мы открыли брачное агентство “Центр создания семьи”. Я столкнулась с тем, что, когда женщина становится активисткой, начинает думать о других, она почти всегда одинока.

– Потому что женщин с сильным характером мужчины боятся.

– Скорее, женщина сама взваливает на себя ношу и обязанности мужской половины, сама начинает справляться. А душа начинает болеть за них. Так и пришла идея — почему бы нам самим не устроить женские судьбы? Если они помогают всем, почему бы им тоже не помочь.

– И устроили?

– Конечно. Особенно радует результат, когда женщина становится востребованной, нужной кому-то, меняется мир вокруг нее. Благодаря работе центра образовалось более 300 пар. Сначала это было мое хобби. В нашем роду есть неравнодушие к человеческой судьбе. Мы не можем не заметить душевное состояние человека, пройти мимо. Это неравнодушие привело к тому, что я в студенческие годы своих подруг сватала, а сейчас их дети к нам обращаются, и мы женим, выдаем замуж следующее поколение. Такая богоугодная, благоприятная работа.

– И все удачно?

– Я бы не сказала, что все несколько тысяч человек, кто к нам пришли, моментально нашли свое счастье. Это сложный процесс. Но мы всем говорим: спокойствие и терпение! Желание найти человека — главное. И многие устраивают свои судьбы благодаря милости Всевышнего. Нельзя говорить, что это наша заслуга, судьбы человеческие управляются Богом. Мы молимся, просим помочь. Потом начинаем фиксировать чудеса.

А еще у нас есть кризисный центр, куда могут обратиться женщины. Возникла сложная жизненная ситуация, жену бросил муж, а она не знает, что делать, как жить дальше. В этой ситуации произносить какие-то красивые психологические слова малоэффективно. И мы ей говорим: дорогая, не беспокойся, в нашем центре есть один для тебя, мы тебя познакомим. Это самое лучшее лекарство от депрессий, непониманий. От всего. И женщина меняется. Мы такую методику выбрали, она нам близка.

– Вы всем успеваете заниматься. Хватает сил на свою семью? Остается время и силы?

– Я замужем. И самое главное муж доволен и поддерживает меня.

– А семью вовлекаете в вашу работу, в ваши идеи?

– Нет необходимости, сыновья студенты, у мужа своя сфера деятельности, тоже очень ответственная. Иногда только замечаю, что муж заряжается этой энергетикой, тоже начинает говорить, что кто-то одинок, ему, наверное, очень плохо одному. Вы спросите лучше, есть ли в нашей работе брак. Я имею в виду не семьи, а брак работы.

– Есть?

– Очень малый процент. В основном наши семьи сохраняются, не распадаются. И это самый уникальный момент в нашей работе. Даже если у кого-то во взаимоотношениях возникает недопонимание, они бегут к нам, и мы все по полочкам раскладываем. В итоге выясняется, что проблем-то и нет. Не только помогать при создании, но и вести их по жизни — момент ответственный, но приятный.

– Мы заговорили о семьях, и я вспомнила, как вы сказали, что в Центре будет уголок для детей. И это замечательно. Но я о другом: многие христиане последнее время жалуются, что им не удается воспитать детей – хороших христиан. Вы планируете образование и воспитание детей-мусульман?

– Для нас важно в данном комплексе открыть игровую площадку, кафе с детской кухней. Когда родители приходят в центр, они не должны беспокоиться, где оставить детей. Поэтому для детей будут созданы условия, чтобы преподнести общие этические установки, рассказать, что хорошо, а что плохо. Это, конечно, делают в садиках. Но, если какое-то учреждение возьмется дополнить, добра много не бывает, каждая капля бесценна.

Если ребенок, приходя к нам, услышит о духовности, о красоте, о доброте, я думаю, что он лучше запомнит эти ценности. И отложит их в своей памяти».

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх