Никаб

Почему никаб заставляет страсти кипеть?

никаб

В этот раз речь идет об инциденте в образовательном центре для взрослых в Люнгбю к северу от Копенгагена. Пяти ученицам на отдельных курсах подготовки к Высшему подготовительному экзамену со следующего года запретили посещать очные занятия, поскольку они носят никаб. Новые правила поведения в школе гласят, что ученики не должны закрывать глаза, нос и рот, когда находятся в классе. Это объясняется педагогическими мотивами: «свободная и беспрепятственная коммуникация подразумевает, что люди видят лица друг друга».

Так что девушки, которые носят никаб, подали заявление на дистанционное обучение со следующего года.

Подобные запреты не новость. Но решение центра в Люнгбю сразу получило одобрение Датской народной партии (Dansk Folkeparti), а также вызвало споры в социальных сетях.

В копенгагенском образовательном центре для взрослых KVUC с 15 тысячами учеников, из которых половина — проживающие в Нёрребро иностранцы, аналогичное правило действует уже семь-восемь лет. Те немногие женщины, которые за это время начали обучение, но продолжают настаивать на праве закрывать лицо, ходят вместо обычных занятий на так называемые flex-hold, где нет уроков в общем классе.

На практике это вряд ли можно назвать «прецедентом», на который следует ссылаться, говорит директор по образовательной работе KVUC Анне Йельсё (Anne Jelsøe).

«Самая большая группа наших студентов проживает в районах Нёрребро и Нордвест. Многие не ходили в школьный девятый класс. У нас имеются все аспекты мультикультурных вопросов. Если бы проблема существовала, то она бы точно возникла у нас. Но ее нет».

То же самое говорят в образовательном центре в Орхусе, где пока еще не приходилось исключать учеников из-за одежды, но правило существует, и основные установки «ясны для всех».

0,2 % мусульман

То, что масштаб проблемы крайне незначителен, становится понятно из цифр, которые приводятся в связи с количеством женщин, желающих носить никаб.

Из «доклада о парандже», заказанного прежним правоцентристским правительством в 2010 году, стало понятно, что речь идет о 100-200 женщинах, то есть 0,2% всех мусульманок Дании. По оценкам, от 60 до 80 сторонниц никаба — датские новообращенные.

Исследование проводилось под руководством Маргит Варбург (Margit Warburg), профессора Института межкультурных и региональных исследований в университете Копенгагена. Она не может точно сказать, увеличилось ли сейчас количество мусульманок, желающих носить никаб.

Головной платок стал привычным

Разные партии в последние годы предлагали запретить паранджу и никаб в общественных местах. В Бельгии и Франции такой запрет действует с 2011 года.

Когда прежний французский президент Николя Саркози в свое время представил этот проект, его целью была борьба с угнетением женщин.

«В нашей стране мы не можем принять тот факт, что женщин, как пленников, держат за решеткой, изолируют от социальной жизни и лишают личности», — говорил он.

В датских дебатах о мусульманских головных платках фокус обычно смещался с религиозных на более практические аспекты, поскольку свобода вероисповедания гарантируется конституцией, и религиозный символ нельзя запретить.

В 1998 году мусульманскую девушку уволили в первый же день практики в универмаге Magasin, потому что на ней был платок, что противоречило правилам магазина о «деловой и опрятной одежде». Дело дошло до суда, девушка получила 10 тысяч крон в качестве компенсации морального ущерба. Когда в следующем году похожая ситуация возникла в Coop, были выпущены специальные головные платки для персонала. Несколькими годами позже Netto разрешил сотрудникам носить платки.

Но тогда речь шла об обычных мусульманских платках, так называемых хиджабах, не скрывающих лицо. Даже они вызвали дебаты и разговоры о запрете. Сегодня почти никто больше не поднимает тему запрета на хиджабы в образовательных учреждениях, магазинах или других общественных местах.

С другой стороны, не исключено введение общего запрета на одежду, скрывающую лицо, что никак не противоречит международным конвенциям. В 2013 году одна мусульманка подала соответствующую жалобу в Международный суд по правам человека, но суд постановил, что каждое государство само решает, насколько возможность видеть лицо собеседника важна для его общественной жизни.

Ректор центра в Люнгбю Анне Г. Сёренсен (Anne G. Sørensen) делает все, чтобы снизить накал страстей вокруг инцидента. Как она говорит, надо всего лишь не мешать педагогическому процессу.

«Это не касается каких-то конкретных предметов одежды. Человека в больших солнечных очках тоже попросили бы их снять».

Каролина Камиль (Carolina Kamil)

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх