Знания

«А ведь мальчик не подобен девочке…»

«Анатомическое и физиологическое различие полов – это природный факт, из наблюдений за их различиями выводятся абстрактные понятия, в основе которых лежит противопоставление тождественного и различного, на основании чего формируется множество других концептуальных противопоставлений, используемых в различных видах дискурса» [1]

Данное парное противопоставление женского и мужского – краеугольный камень иерархического общественного устройства, в котором женщина продолжает оставаться в стороне от самых престижных позиций в обществе и подвергаться дискриминации, в основном на базе непоколебимых установок традиционной патриархальной системы.

По словам исследователя Роберта Герца (Robert Hertz), «каждая общественная иерархия претендует на то, что она основана на природе вещей (physei), и таким образом навечно примиряется с собой, избегает перемен и атак нововведений. Аристотель оправдывал рабство этническим превосходством греков над варварами, и сегодня мужчина, раздраженный феминистскими притязаниями, утверждает, что женщина по природе стоит ниже его».

Далее Герц делает радикальное заявление: то, что представляется «наследством природы», может быть результатом социальных дефиниций.

Того же мнения придерживалась Симона де Бовуар (Simone de Beauvoir): она интересовалась женской природой в смысле того, чем именно оправдано отведение ей более низкого положения в обществе по сравнению с мужчиной, и спрашивала, является ли женщина женщиной от рождения или становится ею позднее. Таким образом, С. де Бовуар проводила черту между полом (биологией), врожденной природой и социальным конструктом, приобретенными качествами женщины.

В этой статье мы затрагиваем вопрос, ассоциируется ли биология женщины в исламской традиции с идеей дефекта, воспринимаемого как препятствие для того, чтобы женщина играла ключевые социальные роли. По всей видимости, в суре «Семейство Имрана» (Коран, 3:36) содержатся некоторые ответы на этот вопрос, так как в ней прямо происходит сравнение мужского и женского пола:

«А ведь мальчик не подобен девочке» (валайса альссакару каалонса)

Эта строка может быть исключительно поучительной, если стоит цель подчеркнуть различия между мужчиной и женщиной. Некоторые различия между ними носят биологический характер, тогда как другие, скорее, определяются культурными коннотациями, связанными с социальными нормами, что усиливает социальный раскол между мужчинами и женщинами и оправдывает их разные социальные роли и положение.

Данная сура рассказывает о том, как жена Имрана поклялась посвятить своего ребенка Господу, в ней описаны события, последовавшие за рождением девочки вместо мальчика, которого она ожидала, так как, по обычаю, почетная миссия божественного служения могла быть возложена только на мальчика.

Знакомство с трактовкой выражения «валайса альссакару каалонса» в разных комментариях к Корану позволит лучше понять различия между мужчинами и женщинами, подразумеваемые в данном аяте, и разобраться в том, связаны ли они с социальной идентичностью или определены самой врожденной природой человека.

В суре говорится о жене Имрана. По мнению многих комментаторов, ее звали Ханна бинт Факуд, она была бабушкой пророка Исы (мир ему). Большинство комментариев к Корану (тафсиров) анализируют эту часть текста, пытаясь прояснить положение Марьям как женщины с точки зрения роли, отведенной ей матерью. Снова и снова встречается объяснение, что для Марьям было невозможно взять на себя деятельность, которой ее посвятила мать, а именно, служить в Иерусалимском храме, будучи женщиной. Большинство тафсиров объясняют причины несоответствия новорожденной девочки уготованной ей роли не чем иным, как социальными нормами.

Анализ социальных условий, в которых разворачиваются эти события, помогает в разрезе ислама переосмыслить различия между мужчинами и женщинами и получить некоторые ответы на вопрос, составляющий ядро дебатов в области социологии гендерных исследований.

«А ведь мальчик не подобен девочке…» – толкование аята в тафсирах

 

Понимание аята 36 суры «Аль-Имран» происходит в контексте ряда аятов, рассказывающих, как жена Имрана в порыве благодарности обещала посвятить своего нерожденного сына Богу (по-арабски, мухарраран, что значит, человек, свободный от забот мирской жизни, занятый поклонением Аллаху и служением в Его священном Доме). В то время отдавать одного из сыновей в Иерусалимский храм было среди иудеев довольно распространенным обычаем. Дочери не подходили для исполнения этой обязанности, поэтому, когда, вопреки ожиданиям, у нее родилась девочка, она растерялась, так как думала, что ее ребенок не сможет исполнить ее обещание Аллаху.

Коран гласит:

«Вот сказала жена Имрана: “Господи! Я дала обет посвятить Тебе одному того, кто находится в моей утробе. Прими же от меня, ведь Ты – Слышащий, Знающий”. Когда она родила ее, то сказала: “Господи! Я родила девочку, – но Аллаху [было] лучше знать, кого она родила. – А ведь мальчик не подобен девочке. Я назвала ее Марьям (Марией) и прошу Тебя защитить ее и ее потомство от сатаны изгнанного и побиваемого”» (Коран, 3:35-36)

В других переводах Корана «мальчик не подобен девочке» переводится как «ведь пол мужской не то, что женский» (перевод В.Пороховой), «этот ребенок женского пола будет лучше, чем ребенок мужского пола» (Тафсир аль-Мунтахаб), «ведь мальчик не то, что девочка» (М.-Н. Османов).

Трактуя этот аят, толкователи Корана стараются пролить свет на причины того, почему женщина не может служить в храме Господнем, и подчеркивают, что

-из-за месячных и послеродовых периодов женщина не имеет возможности постоянно присутствовать в святилище;

-так как практически все тело женщины является ауратом, то женщина не может находиться в контакте с людьми, точнее, мужчинами, особенно в местах, где она находится на всеобщем обозрении, потому что она может стать жертвой разного рода предрассудков в отношении ее нравственной репутации или даже понести физический урон;

-женщина физически слабее мужчины, и, следовательно, не может выполнять данную миссию так, как исполнял бы мужчина.

Однако аль-Рази в своем тафсире подчеркивает, что первое препятствие для исполнения Марией предназначенной ей миссии было то, что служению в храме посвящали только сыновей. Клятва жены Имрана подразумевала надежду на отпрыска мужского пола или желание иметь такового, потому что женщина ни в коем случае не могла быть служительницей в Иерусалимском храме.

Различные толкования аята

 

Данный аят может иметь два разных толкования в зависимости от того, кому принадлежит прямая речь –  макам аль-мутакаллим (положение говорящего,  араб). Тафсир аль-Рази: «Аллах знает лучше, чем я разрешилась» – «Ва Аллаху ааламу бима вада’ту», затем следует «валайса альссакару каалонса», таким образом, подразумевается, что это слова жены Имрана. Аль-Рази утверждает, что эти ее слова не означают, что она предпочла бы девочке мальчика. По сути, она имела в виду: «Я хотела мальчика, но Аллах даровал мне девочку, и мальчик, которого я хотела, никогда не сравнится с девочкой, дарованной Аллахом, ибо она лучше». Из сказанного женой Имрана муфассир заключает, что эта женщина имела глубокую веру в Аллаха, так как была убеждена, что желаемое Аллахом своему рабу лучше того, что раб сам себе желает.

Это исключает любую возможную ошибочную трактовку о том, что новорожденная девочка якобы была нежеланным ребенком, ее стыдились или считали хуже мальчика. Тем не менее, по словам жены Имрана, представители мужского пола отличаются от женского тем, что им предстоит выполнять другие функции. Это означает, что она считала мужчин и женщин разными по природе и социальным функциям, а это делало невозможным для ее дочери заниматься служением, которому она решила посвятить «то, что находится у нее в утробе».

Жена Имрана, живя в среде с особыми социокогнитивными нормами в отношении фемининности и маскулинности, была обусловлена этими нормами и не видела для дочери никакой возможности исполнять роль, которой ее мать хотела посвятить своего ребенка. С этой точки зрения, слова жены Имрана: «Господи! Я родила девочку», согласно комментариям Рашида Риды, означают не просто констатацию факта, а сожаление, печаль и извинение.

Второй вариант прочтения аята «Ва Аллаху ааламу бима вада’т» подразумевает, что говорящий – мутакаллим – это Аллах. Значит, получается, что Аллах отвечает на слова жены Имарана: «Господи! Я родила девочку» – «Аллаху лучше знать, кого она родила». Этот ответ, объясняет аль-Рази, означает, что Аллах лучше знает, кем ее новорожденному ребенку предстоит стать в будущем, и какую роль Марьям и ее сын сыграют для человечества. Но жена Имрана, разумеется, ничего об этом знала, ее человеческие познания, полные социальной обусловленности, которую она считала неотменяемой, не позволяли ей этого понять, поэтому она испытывала чувство сожаления. Коран гласит:

«Вашим Богом является Аллах, кроме Которого нет иного божества. Он объемлет знанием всякую вещь» (Коран, 20:98).

Аллах лучше знает ценность и особое положение новорожденной девочки, которая действительно окажется лучше многих мужчин, комментирует Р. Рида. Значит, «валайса альссакару каалонса» может подразумевать, что хотя жена Имрана полагала, что честь служения в храме принадлежит только мужчинам, ее дочь удостоится этой чести, она исполнит обещание матери, будет принята Аллахом как Его служительница, независимо от правил, существующих в обществе и считающихся обязательными. Таким образом, можно заключить, что Аллах, приняв Марьям, не признает эти социальные нормы и строгое разграничение женских и мужских обязанностей, ролей и возможностей.

Когда женское начало не помеха

 

Понимание развязки этой истории может иметь прямое отношение к вопросу о биологических и социальных различиях между мужчинами и женщинами.

«Господь принял ее прекрасным образом, вырастил ее достойным образом и поручил ее Закарийи…» (Коран, 3:37)

Согласно комментариям Абдуррахмана Ас-Саади, Аллах позволил Марьям получить нестандартное воспитание, благодаря чему она сочетала в себе религиозность и высокую нравственность, поэтому ее поведение было совершенным, и это напрямую отражалось в ее деяниях и высказываниях. Более того, Аллах поручил ее благочестивому Закарийи, для нее это было благо – иметь такого воспитателя.

Р.Рида поясняет, что Аллах принял дочь Имрана и был доволен ей как служительницей в храме Господнем. Марьям воспитывалась в доброжелательной и благополучной обстановке, под попечительством Аллаха. Она получила хорошее образование, полезное для тела и души – так молодое деревце растет на плодородной почве, ничем не повреждаемое, пока со временем не принесет плоды, прекрасные в своей врожденной чистоте.

Глагол «анбата» (расти, отсюда «набатан» — прорастание), дает метафорическую картину, напоминающую о растительном мире. Эта метафора, добавляет Р.Рида, подчеркивает, что воспитание Марьям шло в полной гармонии с ее фитрой, т.е. природной склонностью. Можно сказать, что подготовка Марьям к предназначенной ей роли заключалась в сохранении ее фитры неискаженной и неповрежденной. Аллах принял Марьям в свои служительницы, несмотря на то, что она была женщиной со всеми биологическими свойствами женщины. Тем не менее, она росла благочестивой и религиозной под присмотром Закарийи, и это делало ее достойной тому великому предназначению, которое было ей уготовано, и тому служению, которое она, как женщина, исполняла так, как не исполнил бы ни один мужчина.

Женщина: между биологией и социальными нормами

 

Анализ этих отличительных признаков, отмеченных комментаторами Корана, чтобы объяснить невозможность исполнения Ханной ее обещания, а Марьям – предназначенной ей роли в храме, вносит ясность в то, какие именно характеристики женского отметили муфассиры. Некоторые из этих характеристик – врожденные свойства женского организма, другие связаны с восприятием женщины в социуме или, другими словами, культурными коннотациями женственности.

Итак, считается, что женщина не подходит для служения в храме по следующим причинам:

  1. Биологические особенности неизбежно отличают женщину от мужчины, чье биологическое устройство воспринимается социумом как норма, и это обрекает женщину на непригодность для служения в храме.
  1. Женская честь и достоинство, считающиеся весьма уязвимыми, остаются главной причиной того, что женщинам не позволено играть определенные социальные роли, так как общество чрезвычайно озабочено заботой о женской чести.
  1. В патриархальных социальных системах прямой доступ к определенным социальным ролям обеспечивался мужчине на том единственном основании, что он мужчина. В обществе, где родилась Марьям, мужская природа находилась на вершине приоритетов, позволяющих занимать те или иные социальные позиции, в данном случае – служить в храме, и это автоматически исключало из числа претендентов любую женщину.

Все эти факторы лежат у истоков социальных норм, полагающих, что женщина не подходит для служения в храме. По определению Эмиля Дюркгейма, социальные нормы или социальный факт, это «всякий образ действия, фиксированный или нет, но способный прилагать к индивиду внешнее ограничение; или же всякий образ действия, общий для всего данного общества, но в то же время существующий в своём собственном праве независимо от его отдельных проявлений» [2].

Таким образом, тот факт, что лишь мужчина может быть посвящен богослужению – это социальный факт, вероятно построенный на разных оправданиях, перечисленных выше. Однако это также результат сложившейся за длительное время убежденности, настолько фундаментальной, что причины, когда-то лежавшие в ее основе, уже не обсуждаются, поэтому она начала действовать как непреложный социальный кодекс, который практически невозможно преступить. В случае с Марьям он служил решительным препятствием для того, чтобы девочка могла исполнять почетную обязанность служения в храме. С другой стороны, этот кодекс официально наделяет мужчину правом пользоваться всеми привилегиями и играть в обществе практически любые роли.

Патриархальное общество и положение женщины

 

Общество патриархально в той степени, в какой оно способствует привилегированному положению мужчины в силу того, что мужчины являются в нем доминирующей, определяющей и центральной силой. Так как патриархат существует не просто как система, основанная на биологических различиях, это институт строго эквивалентный расистскому и другим институтам угнетения [3].

В условиях патриархата мужчина в силу одной только принадлежности к мужскому полу получает право занимать высшие позиции как в частной, так и в общественной сфере, а женщине отведены более низкие социальные уровни, позади всех мужчин в обществе. Это противопоставление мужского и женского не только сужает круг возможностей женщины, которые позволяли бы ей пользоваться всеми правами и быть представленной в обществе как полностью автономная, самостоятельная единица, но и подкрепляет недооценку, даже презрение ко всем проявлениям женского начала, детородной функции, социальным ролям. Этим можно объяснить, что биологические особенности женщин воспринимаются как некий дефект, которым оправдывается лишение женщины возможности занимать высшие позиции в обществе, что нашло свое отражение в комментариях к рассматриваемому аяту.

В патриархальных обществах, где мужской биологии придается статус нормы, и это позволяет мужчине занимать высокие должности, принадлежность к женскому полу является причиной не только отстранения женщин от активных ролей в обществе, даже само женское тело рассматривается как предмет, подконтрольный обществу.

Женская честь зачастую тесно связана с некоторыми социологическими коннотациями, приписываемыми ее биологией, что, по-видимому, воспринимается как оправдание контроля над женской сексуальностью и деторождением. Фатима Мернисси указывает, что женская сексуальность иногда представляется как активная и ненасытная сила, которую мужчина должен постоянно сдерживать, и этим оправдывается общественное беспокойство за женскую честь.

«Вся концепция патриархальной чести была построена вокруг идеи девственности, которая сужает роль женщины до ее сексуального аспекта» [4].

Это объясняет, почему в патриархальных обществах делается такой акцент на физическом целомудрии женщины, иногда это происходит даже в социально-культурном окружении, где религия не считается мерилом ценностей. Более того, почтение общества к женщине базируется на степени ее целомудрия:

«Женская честь всегда основывалась, прежде всего, на вопросах морали. И как ничто другое она зависела от целомудренной репутации».

«…Целомудренная женщина должна быть скромной, в соответствии со спросом на пассивность, а не честь, как социальное требование, которое учитывает достоинства как мужчины, так и женщины, при этом ничего не говорится о мужской чести и ее влиянии на этические и нравственные ценности общества» [5].

«С другой стороны для мужчины сексуальная сфера изначально отводила следующие виды деятельности: защиту своих женщин от хищников и стремление соблазнить чужих женщин» [6].

В патриархальных обществах с их контролем за передвижением женщины ради сохранения доброго имени в обществе, когда женщине обещано более высокое положение, чем ей предназначено патриархальной культурой, женщина становится угрозой для общественного устройства, которое защищает привилегии мужчин, так как разбивает это противопоставление мужского и женского, лежащее в основе этого устройства. В силу социального габитуса мужчина и женщина не отвергают социальные нормы, так как они усвоили их как нечто естественное, и таким образом они защищают общественное устройство, обеспечивая его непрерывность [7].

Это объясняет, почему большинство комментаторов Корана, будучи мужчинами в патриархальных обществах, пытаются понять положение Марьям со своей точки зрения, из-за чего их комментарии еще больше подчеркивают приниженное положение женщин, так как они приводят оправдания дискриминации женщин, поддерживая, таким образом, существующее социальное устройство.

Достаточно перечитать эти аяты, чтобы заметить, что они не только отвергают эти общественные нормы и поощряют критическое переосмысление ряда культурных обычаев, но и категорически опровергают любые попытки оправдать отказ женщине в достойном месте в обществе. Такое понимание создает платформу для целого ряда других вопросов, связанных с демонтажем препятствий, относящихся к самовосприятию мужчин и женщин, которое, в первую очередь, подготовит женщин к таким ролям, а также смягчит путь к реальному претворению в жизнь этого нового социального устройства, где мужчины примут такие изменения и отойдут от патриархальных моделей мышления. В этом контексте огромное значение имеет воспитание и образование Марьям, так как именно они помогли ей достичь высокой духовно-интеллектуальной свободы и обойти представления общества о женщине, которые формируют женщину по шаблону социального конструкта, требуя от нее сделать способом своего существования пассивность и зависимость.

Надлежащее образование и воспитание вооружают тем, что позволяет, независимо от времени и места, победить социальные предрассудки, взгляды общества, которые держат женщину в силках социальных норм, преувеличивая различия между мужчинами и женщинами и, таким образом, не давая женщине реальных возможностей выделиться.

Заключение

 

Можно утверждать, что социальные факты ведут к формированию стереотипов и допущений относительно способностей, возможностей и альтернатив существования каждого индивида. Все эти заранее сформированные убеждения могут оказаться нереальными в отношении конкретного человека и никоим образом не оправданы его или ее природной сущностью.

Поскольку большинство обществ патриархальны, в них господствуют мужчины, понятие о «женском начале» как социальный конструкт удовлетворяет требованиям господствующих социальных сил. Таким образом, большинство женщин приобретают свойства, связанные с пассивностью, домовитостью. Более того, из-за отчуждающих культурных механизмов их возможности приобретать знания и быть более активными путем приобщения к опыту общественной жизни, ограничены. В результате, по сравнению с мужчинами, большинство женщин менее компетентны в соответствующих областях, из-за чего закрепляется их положение на более низких социальных ролях, так как на более высокие, где они могли бы принимать важные решения, их не допускают. Деятельность женщин ограничивают сферой домашнего хозяйства, о них не упоминают в официальной версии истории, тогда как мужчины ассоциируются с умом и силой, даже насилием, и им позволено занимать более ответственные и престижные позиции.

Очевидные различия между мужчиной и женщиной определены биологически, однако культурные традиции приводят к возникновению социальных конструктов, которые навязывают женщинам и мужчинам определенное поведение, обусловливают их роли в обществе и ожидания к ним со стороны общества.

Правильное воспитание девочек, как в случае Марьям, вдали от любых отчуждающих социальных конструктов, может позволить женщине играть важные и престижные роли в обществе, роли, которые, возможно, как в случае Марьям, окажутся в полной гармонии с женскими биологическими функциями.

  1. Франсуаза Эритье, Мужское и женское: мысли о различиях/ Françoise Héritier, Masculin. Féminin. La Pensée de la Différence
  2. Эмиль Дюркгейм, Правила социологического метода/ Emile Durkheim, The Rules of Sociological Method
  3. Джудит Беннетт, История имеет значение: патриархат и вызов феминизма/ Judith M. Bennett, History Matters:Patriarchy and the Challenge of feminism
  4. Фатима Мернисси, Под покрывалом: динамика мужского и женского в мусульманском обществе/ Fatima Mernissi, Beyond the Veil, Male Female Dynamics in Modern Muslim Society
  5. Питер Спиренберг, Мужчина и насилие: гендер, честь и ритуалы современной Европы и Америки/ Pieter Spierenburg, Men and Violence: Gender, Honor, and Rituals in Modern Europe and America
  6. Там же
  7. Пьер Бурдье, Мужское господство/ Pierre Bourdieu, Masculine Domination

Источник: CILE Center

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх