Статья

Почему я ношу хиджаб… и почему не ношу

Асма Абу Зейдан (16 лет) носит хиджаб, Захра Аль-Зайбак (15 лет) планирует когда-нибудь надеть, но чувствует, что для этого она еще не «готова духовно».

Один мусульманский подросток носит головной платок, известный как хиджаб, а другой нет. Девочки рассказывают о том, что хочет знать каждый. Почему да? И почему нет?

Асма Абу Зейдан

Асма Абу Зейдан изучает свой шкаф и, как чаще всего делает по утрам, останавливает свой выбор на рубашке, которая не нравится матери.

Это белая льняная наглухо застегивающаяся блузка, заканчивающаяся точно над коленом.

“Она считает ее слишком облегающей, — вздыхает 16-летняя девушка. — Она считает всю мою одежду слишком облегающей. “Мусульманская девушка не должна одеваться подобным образом. Ты обязана быть скромной””.

Асма не находит себя очень религиозной. Она читает Коран — когда родители просят ее об этом. Она ходит в мечеть, молится 5 раз в день и верит в ислам, но в данный момент для Асмы важнее ее семья, друзья и ее юность.

Обычно Асма любит задержаться в школе немного после того, как в 3:15 пополудни прозвенит последний звонок. Иногда она с подругами едет на 43-м автобусе в Скарборо Таун Центр за покупками.

“Мне не нужно возвращаться до наступления темноты, хотя зимой темнеет рано, — говорит Асма. — Родители терпимы к таким вещам. Я могу зависать с друзьями до тех пор, пока мама знает, где я”. Тем не менее, в ее жизни есть четкие границы. Асма никогда не ночует у друзей, ей нельзя встречаться с мальчиками и все тайные увлечения должны такими и оставаться.

Всеми любимая в школе и счастливая, какой только можно быть в 16 лет, Асма носит хиджаб по собственному выбору. Это решение, которое она приняла в 12 лет — поздно по некоторым стандартам.

“Мне понравилось, как люди стали относиться ко мне, когда я надела его. Я чувствую больше уважения к себе, — говорит ученица школы   Winston Churchill Collegiate Institute. — И мне нравится, как он выглядит”. Асма проводит рукой по своим 25-ти шарфам, выбирая клетчатый черно-белый с жемчужной булавкой, купленной в магазине мусульманской одежды неподалеку. Через полминуты платок уже обернут вокруг ее черных, до плеч, волос.

“Сейчас мои волосы черные. Но пару месяцев назад они были покрашены в красный” — произносит Асма с сияющими глазами. Она смеется, ожидая следующий вопрос. Но кто же увидит их?

“Ну, и что? Я ведь девочка, — со смехом отвечает она. — Мои подруги видят их иногда”.

Это происходит либо дома, когда вокруг нет мужчин, или на уроках физкультуры. “Там одни девушки, и когда двери зала закрывают, я иногда снимаю хиджаб”, — говорит она.

Но временами Асма просто распускает волосы. Поздно вечером она прокрадывается к бассейну в ее доме. Ее купальный костюм закрывает лодыжки и запястья. На голову она надевает шапочку. Только когда она уверена, что никто не войдет, Асма снимает шапочку, чтобы почувствовать, как вода струится по ее волосам.

Захра Эль-Зайбак

Почти каждый день 15-летняя Захра Эль-Зайбак собирается с друзьями у главного входа в школу после занятий.

Ученики из других компаний останавливаются поболтать. Юноша из выпускного класса в разговоре с подругой Захры Асмой вдруг замолкает на полуслове, глядя на Захру. Он строит гримасу.

“Ты мусульманка?”, — спрашивает он.

“Да”, — отвечает Захра с некоторым раздражением.

“Тогда почему ты не носишь платок?”

Давайте просто скажем, что Захра слышала это и прежде.

Как и у многих других подростков, одежда — краеугольный камень жизни Захры. Сегодня, например, она в мятой коричневой спортивной куртке и широких голубых джинсах. Этот наряд достаточно скромен по сравнению с тем, что могут надеть обычные старшеклассники, так любящие джинсы с низкой посадкой. Но по мусульманским канонам куртка слишком коротка. Молния на ней застегнута лишь наполовину, открывая далеко не мешковатую майку, вырез которой начинается слишком далеко от ключиц.

Но вопросы возникают именно из-за той одной вещи, которую она не носит.

“Это происходит постоянно, и я устала это слушать, — говорит Захра резким тоном. — Люди думают, что раз ты не носишь хиджаб, ты не религиозна. Они глядят на внешнюю сторону. Если носишь хиджаб —  ты автоматически религиозная, хотя стоило бы узнать человека получше и увидеть, какой он”.

Захра — “милейшая девушка из всех, кого можно встретить”, по словам ее двух лучших подруг. Но обсуждение хиджаба вызывает у нее не свойственную ей горячность.

Платок — не единственный показатель духовности, считает Захра. Она учится читать и писать по-арабски, чтобы изучать Коран, читает намаз, посещает мечеть, постится во время Рамазана и высказывает свои мысли по поводу веры, религии и их значения в ее жизни.

“Не то чтобы я никогда не надела его, — говорит она о хиджабе. — Я просто не готова. Я знаю, что однажды буду носить его. Только не сейчас. Я хочу быть готовой духовно, чтобы сделать это и не пожалеть позже. Ведь этот шаг меняет все”.

Она знает, что к ней относятся иначе, чем к Асме, ее лучшей подруге, носящей хиджаб. “Они думают, что ты более … не могу подобрать слово … традиционная”.

Что касается Захры, это решение поменяло бы весь гардероб. Как многие в 15 лет, она хочет иметь возможность надевать то, что нравится.

По заведенному порядку, Захра встает немного раньше, чем ее друзья. Ей приходится.

Усмирение её объемных волос до плеч занимает не меньше получаса. После душа и быстрой сушки феном Захра берет банку мусса и наносит его на кудри, сжимая их в кулаках.

Последнее что она делает перед тем как встретить утро — убирает двумя заколками темные локоны.

Канада

Перевод Раушания Гафиева

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх