Ислам

Не печалься

О этот безвозмездный дар – 

Алмаз бесценный для того,  кто страждет,

Прохладный и живительный нектар,

Отрада   путника,  измученного жаждой.

Ты от себя печаль гони

И в правильное русло жизнь направь:

Живи для Господа   оставшиеся дни – 

И смоет Он грехов твоих печать!

 

Во времена неведения… или во времена пренебрежения… или… (назовите как угодно) я жила как в глубоком сне. И сон казался бесконечным… Сумерки без зари и ночь без рассвета… Обязательства, которые ничего не значат… Для меня не существовало ни приказов, ни запретов… Жизнь состояла из удовольствий и наслаждений…

Моя жизнь поглощала меня. И я пела для нее, как птица. Смех сопутствовал мне, как и песня на моих устах… Полет был безграничен… В  моей жизни не существовало ограничений…

…Прошло двадцать лет… Все, о чем я мечтала, – в моих руках. К двадцати годам я расцвела, как роза. Кто же станет тем кавалером, который придет за мной?…

Переговоры… Мои условия… Он пришел, окруженный сизыми облаками дыма…

Его появлению предшествовали звуки музыки… Из того же общества, что и я, и из таких  же спящих…  Спящих во  грехах и укрывающихся неповиновением… Птицы одного полета… И мы воспарили в черное небо  неповиновения  и  грехов  и щебетали беззаботно… Мы брали от жизни все, что могли, не зная пределов и запретов…

Единые интересы… Схожие характеры… Поиски  новой  песни…  Споры  во  время матчей… Вот так и пролетели десять лет нашей совместной жизни…

Как ласков этот холодный ветер, бьющий по усталому лицу… Призрачное счастье!..…В этом году наступит тридцатая осень моей жизни. Годы эти прошли, и я словно бреду по темному тоннелю…

Солнечные лучи атакуют темень ночи и побеждают ее… Это было похоже на летний дождь: вспышки молнии, раскаты грома, а затем сильный ливень…

Одна близкая родственница предложила мне послушать кассету. Даря ее, она сказала: «Здесь идет речь о воспитании детей».

И я припомнила, что пару месяцев назад мы беседовали с ней о воспитании детей. Возможно, этот разговор растрогал ее…

Кассета  о  воспитании  детей… Среди моих кассет она была сиротой. Я прослушала ее один раз, а потом еще раз… Она понравилась мне. Так понравилась, что я даже сделала заметки…

Не понимаю, что произошло со мной?! Словно сильный ураган вырвал с корнем одинокое дерево, а тем деревом были мои заблуждения  и  упущения.  Свежий  ветер разбудил спящего человека… Я не ожидала от себя столь резкой перемены. Никогда раньше не предпочла бы подобную кассету кассете с музыкой!!!

Я попросила и другие кассеты об Исламе. Так началось мое пробуждение. Могу объяснить  любое  событие, но только не обретение верного пути. Оно – от Аллаха.

То, что было до этого, – путь вслепую, во тьме, наощупь. Однако мне не дают покоя те тридцать лет жизни, которые уже утекли. Как мне вернуть эти годы, чтобы прожить их в покорности Аллаху?..

…Ритмы моего сердца изменились, как и  ритм  повседневной  жизни…  Теперь  я находилась в бодрствующем состоянии… Кому же, кроме меня, необходимо это бодрствование?!..

Я сметала со своего пути все, что осталось от спячки, что мешало новой жизни, выбрасывала из своего дома все дурное, отрывала все пустое и фальшивое, так крепко приросшее к моему сердцу…

Мой  муж  не  переставал  удивляться моим действиям, а потом безапелляционно заявил:  «Ты  слишком  болезненно  реагируешь… Да ты все понимаешь буквально! Кто вбил тебе в голову, что так делать нельзя и что это – грех?.. И ты говоришь мне это спустя десять лет?! Когда это было запрещено?..»

Я попыталась вразумить его, что на все воля Аллаха и во всем Его господство…

– Мы, мой дорогой муж, в темном тоннеле… и направляемся в пропасть… С сегодняшнего дня, нет, с этого момента ты должен строго соблюдать молитву!

Но шайтан произнес его устами:

– Вот так, сразу?!

– Да, – непоколебимо ответила я.

Однако его сон был глубоким, а упущение – слишком затянувшимся.

Не  изменился.  Попробовала  помочь ему. Боролась с непониманием. Объяснила все. Просила помощи у Аллаха (может быть,  переменится?)  Пугала  его  Всемогущим Аллахом, Адом, Судным Днем, страшным наказанием, глубокой темной могилой и ужасными мучениями в будущей жизни…

Но его сердце не смягчилось, осталось твердым как камень.

Будущее мне рисовалось безрадостным. Сердце сжималось от грусти, было боязно за судьбу детей и за себя. Как жить дальше с мужем, который не молится?.. И аяты Корана меня жгли вопросом: «Что привело вас в адский пламень? Они скажут: «Мы не были среди молящихся…» (Плащом покрытый: 42-43).

Я снова и снова говорила с ним. Убеждала его словами из книг ученых наших дней и далекого прошлого, приводя все новые и новые аргументы. Тот, кто не молится, обязан дать жене развод, поскольку он неверующий. А я не хочу жить с неверующим…

Он окинул меня холодным взглядом и цинично задел кровоточащую рану: «Своих детей ты тоже не любишь?» И я твердо произнесла: «Аллах – Лучший из хранителей; Он – Милосерднейший из милосердных!» (Юсуф: 64)

Как бусинки четок, друг за другом стали сыпаться проблемы… Издевательства… Оскорбления… Угрозы…

– Ты не увидишь их никогда! Никогда!

Многочисленные  неприятности,  приносившие  мне  одни  лишь  страдания, не убывали. Более того, мой супруг и не думал молиться!.. Чего же было ожидать от человека, который отрицает необходимость совершения намаза?!

Я безвольно кружилась в каком-то нескончаемом вихре… Пропал сон. В сильном смятении, переборов свою робость, я звонила именитым ученым

Удручающим  обстоятельством  служило опасение за судьбу моих детей. Когда я почувствовала всю тягость своего положения и прониклась сознанием обязательности подчинения Аллаху и следования Его Посланнику, то, не колеблясь, выбрала для себя будущую жизнь и Рай, ширина которого – небеса и земля вместо фальшивого мира  и  кратковременной  земной  жизни.

И попросила развод…

Как горьки эти слова для любой женщины! Слова, которые казнят. Слова-стрелы… Но все же, только пройдя через эти страдания, я обрела успокоение души.

Покорность Аллаху и его благословение очистили меня от грехов всех прошлых лет, осчастливили мое сердце и залечили мои раны.

И я прошла через  испытания во  имя своей веры и своих детей… Ни на мгновение  я не  забывала про них. Глаза мои всегда были на мокром месте. Один мой родственник успокаивал меня: «Если он в скором времени не привезет к тебе детей, по закону Шариата ты имеешь право вернуть их силой, поскольку нельзя доверить воспитание  мусульманина  неверующему человеку! А ведь он – неверующий, тогда как твои дети – все еще мусульмане…»

Я пыталась отвлечься от горя  мыслями об удивительной и полной испытаний судьбе пророка Юсуфа. И в моих глазах, полных слез, застыла мольба: Господи! Как мне  обрести  долготерпение  многострадального Якуба – отца Юсуфа?!

Однажды  утром,  когда  вновь  начала кровоточить старая рана и не было сил терпеть эту душевную муку, я почувствовала, что больше не в силах переносить разлуку с дочерью. Сердце жгло мучительным огнем. Мне совершенно необходимо было ее увидеть. Опасения, что я лишусь рассудка из-за щемящей тоски по ней,  будоражили мое воображение. Но я дала себе слово взять себя в руки, не проявлять эмоций: «Я буду сдержанной»… Но где взять силы, если в моей сумке уже давно лежат приготовленные для нее конфеты?!

Миновав школьные двери, я вошла вовнутрь. Сердце билось гулко и сильно и никак не хотело успокоиться. А глаза не могли сосредоточиться  на каком-то одном предмете, они искали мою дочь. От волнения я почти что упала в кресло возле кабинета директора… Собравшись с силами, вытерла со лба выступившие капли холодного пота…

Неудержимое дрожание кончиков пальцев я пыталась спрятать за своей сумкой… Мое  дыхание  стало  тяжелым,  и  язык  занемел во рту… Я почувствовала сильную жажду…

В ожидании свидания с любимой дочерью я терпеливо слушала директора школы, довольным тоном говорившую о ней…

Она хвалила мою дочь, в особенности ее знание Корана… Разговор показался долгим… Я покорно слушала, но, заметив дочь, моментально вскочила, хотя директор все еще продолжала говорить… Попытайтесь понять меня: мое сердце тогда разрывалось от горя…

Дверь распахнулась, и вошла дочь. Она появилась,  как луна,  вышедшая  из-за  облаков. На глаза навернулись слезы. Перед директором обнаружилась моя слабость, и плаксивый голос зазвучал на высоких тонах. Но я уже слышала тот любимый голос, который по ночам успокаивал мою скорбь, поддерживал  меня  в  самых  неприятных, трудных ситуациях!

– Держись же, не печалься! Это – испытание от Аллаха, ниспосланное, дабы проверить искренность твоего покаяния… Аллах никогда не покинет тебя!.. «Кто оставит что-либо ради Аллаха – тому Аллах даст намного больше, чем он оставил», – сказала я себе и вытерла слезы.

Пожаловалась на свою скорбь и тоску Аллаху. И, выйдя за порог школы, упрекнула себя за то, что пришла сюда…Дни  тянулись  медленной  чередой  и были преисполнены грусти… Ждала новостей от своих детей, интересовалась их делами, вкусив сладость терпения…

Однажды в дверь ко мне постучали. Кто может прийти в такой вечер?! Да это же мои кровинки! Всевышний Господь послал их мне!.. Их отец женился и захотел от них избавиться.

Две ночи пролетели как одно мгновение. Мои  глаза  не  уставали  смотреть на них… И для моих ушей не существовало ничего слаще их голосов… Я осыпала их поцелуями, как осыпаются капельками утренней росы лепестки цветов. И я узнала, что Аллах услышал мои мольбы и вернул мне детей… Теперь передо мной стоял самый важный вопрос: как их воспитывать?

Из глубин памяти выплыл день моего пробуждения… Я отыскала ту самую кассету… и бесконечно благодарила Аллаха за возвращение на истинный путь… Я вышла из темного тоннеля и выдержала испытание… И теперь молю Аллаха о благоразумии, терпении и стойкости…

Абдуль-Малик Мухаммад Аль-Касем. На пороге будущего. Реальные истории из жизни арабской мусульманской молодежи

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх