Ислам

Жизнь – это дар Бога. Доказано

Этому человеку как никому другому подходит эпитет «удивительный». Потому что на протяжении своей короткой, но очень яркой жизни, он только и делал, что удивлял окружающих. Удивлял и восхищал. Своей добротой, талантами, любовью к людям и стремлением к Богу.

Прикованный к инвалидной коляске и владеющий 25 языками Максим Ситников нашел свой путь к Исламу. Нашел через любовь.

Заболев в раннем детстве мышечной дистрофией, которая не позволила ему больше передвигаться, Таха (исламское имя Максима) не озлобился и не ушел в себя. Наоборот, он сумел наладить собственный бизнес, стал управляющим директором 10 малых и средних предприятий и занял работой 60 человек. Кроме этого, он в разное время преподавал иностранные языки.

Мусульманином Максим стал в последние годы жизни, после своей поездки в Египет, где он познакомился со своей будущей супругой египтянкой Ханой. Вот что он написал в своей статье о том, как он открыл для себя Ислам:

«Как я пришел в Ислам

Мне часто задают вопрос о религии. Иногда даже с таким чувством, будто я «предал» русский народ или «отрекся» от своей родины, как будто определенная религия намертво привязана к определенному народу. Но моя родина не дала мне никакой религии.

До 15 лет я повторял заученные слова «Бога нет», внушенные мне учителями. Моя бабушка была комсомолка. Однажды секретарь собрал всех у церкви, крест обвязали веревками. Секретарь бросил кепку о землю и воскликнул: «Если Бог есть, он меня сейчас убьет молнией». Молнией его не убило, и крест сбросили на землю. Родители уже были закоренелыми атеистами.

Так что ни советская родина, ни неверующие родители не передали мне никакой религии, так что с этой точки зрения я мог чувствовать себя абсолютно свободным и ничем не связанным.

О разных религиях я знаю не понаслышке; много читал, видел практику. В конце концов, я выбрал «традиционное» Православие и в 16 лет крестился в церкви Воскресения на Ваганьковском кладбище в Москве. Крестил меня отец Василий. Затем я один год проучился в Православном святотихоновском богословском институте, преподавал Закон божий в детской колонии, читал лекции о религии в институте повышения квалификации учителей.

Я регулярно посещал церковь, общался со священниками и другими верующими, меня даже Алексий II благословил, когда приезжал в Йошкар-Олу. Но со временем накапливалось все больше противоречий.

Иисус – тоже Бог? Почему столь противоречивы источники канонического Евангелия? Чему именно учил Иисус, и что проповедовал Павел, основавший христианскую церковь как иерархию? Почему священники выделены в особую касту? Почему в Православии столько обрядов, которые уже не соблюдаются? Они устарели?

Конечно, изучая катехизис, догматику, апологетику, я мог найти ответы на все эти вопросы, но они звучали для меня неубедительно.

Зачем мы носим на груди мертвое тело – многие как украшение? После покаяния все твои грехи отпущены? Почему на мне от рождения первородный грех, ведь лично я еще ничего не сделал? И почему кто-то, принеся себя в жертву, искупил меня, даже если я сам не очень-то к этому стремлюсь?

Повторяю: я знал официальные ответы на все эти вопросы, но они меня не удовлетворяли.
Если кратко ответить на вопрос, что привлекло меня в Исламе, то можно сказать, что Ислам показался мне намного логичнее, понятнее и честнее. Недаром Ислам называют «религией золотой середины». Здесь нет таких противоестественных излишеств, как обет безбрачия, умерщвление плоти, невыполнимые обряды и т. д.

Некоторые считают, что я принял Ислам только для того, чтобы иметь возможность жениться на Хане, но это не так. Каким бы парадоксальным это ни показалось, но к Исламу мы пришли вместе, только разными путями.

К моменту нашей встречи Хана довольно сильно отошла от Ислама, как говорится, «эмансипировалась»: ушла от родителей, стала носить европейскую одежду, открыв руки и ноги, перестала покрывать волосы, устроилась на работу. Я же только приближался к Исламу как к религии последовательного Единобожия. И вот мы встретились.

И только через полгода после того, как мы совершили никах, я официально принял Ислам. И с тех пор мы с Ханой помогаем друг другу возрастать в Исламе. Теперь она уже строго исполняет все предписания Шариата: покрывает волосы, соблюдает пост, много помогает бедным».

Судя по многочисленным отзывам на его личной страничке в интернете, Максим был прекрасным, удивительным, неординарным человеком с больным, беспомощным телом, но крепкой, несгибаемой волей и прекрасной душой. Он долго искал свой путь к Богу, и последние годы своей полной событий жизни он прожил в искренней вере и поклонении Всевышнему, будучи мусульманином, и стараясь во всем следовать нормам Ислама.

Как любой деятельный человек, принявший Ислам, он начал стараться сделать как можно больше добра, принести как можно больше пользы для своей религии и единоверцев. Последний год он много контактировал со СМИ, создал свой сайт, его волновало отношение СМИ к Исламу, он считал, что российские мусульмане должны более активно контактировать с прессой, добиваться публикации объективной информации. Но как же ему все это удавалось в то время, когда приходилось ежедневно бороться со смертельной болезнью.

На коляске в Думу

С 16 лет Максим подрабатывал тем, что корректировал планы и чертежи для строительной компании. В педагогическом институте его необычайная работоспособность стала очевидна, поскольку вскоре он начал преподавать английский и немецкий в средней школе, а также латынь и греческий в частной школе. Еще он преподавал Библию в детском исправительном учреждении, и при этом находил время для работы переводчиком.

В 1990 г. он окончил институт с отличием и начал работать в «Gute Botschaft Verlag», делая переводы с немецкого и французского на русский и с русского на европейские языки. Его работодатели настолько привыкли к тому, что он делает свою работу, что дали ему текст на голландском языке, предварительно не осведомившись, понимает ли он этот язык.

«Когда я увидел текст, я не смог разобрать ни слова по-голландски, – рассказывал Максим, – но я решил, что выучу этот язык». Знание английского и немецкого дали ему некоторое представление и об этом языке, и через две недели он уже владел голландским достаточно хорошо, чтобы переводить.

Он проработал в издательстве 5 лет, а к 27 годам скопил достаточно денег, чтобы открыть свой собственный издательский бизнес. Теперь на него работало 20 переводчиков.

Максим всегда быстро улавливал открывшиеся для бизнеса возможности. Когда он встретил девушку, у которой был жених в Соединенных Штатах, но возникли проблемы с визой и приготовлениями к поездке, он открыл туристическое агентство, чтобы помочь ей.

Он поддерживал отношения с этой парой и дальше, и таким образом открыл все богатство идеи знакомства русских с американцами. Однако, здесь возникла проблема с оплатой за пользование сетью Интернет, так что он начал заниматься дизайном веб-сайтов. Это оказалось настолько успешным делом, что он начал получать контракты из стран Запада. В число других его компаний входило агентство недвижимости, кадровое агентство, местная газета, которой сейчас занимается его брат, сувенирный бизнес и лучшая фото-студия в области.

Как только бизнес начинает приносить прибыль, Максим нанимал управляющего директора, и двигался дальше, к новому делу.

Что же двигало этим человеком, который работал по 14 часов в день в тяжелейших условиях?

Возможно, ответ кроется в философии, которую привила ему мать. «Лучший способ преодолевать трудности, сегодняшним днем. Я перестала думать о далеком будущем, и старалась получать как можно больше от каждого дня».

Максим настолько придерживался принципа жить одним днем, что ему было трудно говорить о прошлом. Большинство деталей его прошлой жизни рассказаны его матерью. Он просто не оглядывался назад. Все его мысли были направлены на настоящее.

«Жить одним днем» – означало заниматься решением проблем инвалидов, и это стало настоящей страстью семьи Ситниковых. Как только Максим открыл собственный бизнес, он активно занялся благотворительной работой, а позднее основал благотворительную организацию «Друзья Марий Эл», исполнительным директором которой являлся до конца жизни.

Этого было недостаточно, поскольку требовались изменения на политическом уровне. Максим начал продвижение в государственную Думу или парламент. В его адрес слышались презрительные насмешки: «Как может инвалид думать о какой-то работе, и уж тем более о месте в Думе?» Член оппозиции недоуменно спрашивал: «И вы хотите, чтобы я его поддержал? Калеку?»

Он был настойчив, продолжал работать по 14 часов в день и доказал, что значение имеют только моральная сила и сострадание. В 1996 г. его избрали депутатом в Думу республики Марий Эл.

А еще мама Максима Ситникова говорит: «Учите своих детей, что жизнь – это дар Бога, и они должны прожить ее до конца. Учите детей, что они должны работать, работать и работать. Отпущенное им время должно стать для них трудной задачей, которая, тем не менее, вдохновит их на достижение того, что кажется невозможным. Мои сыновья это доказали. Максим в свои 33 года доказал, что нет ничего невозможного. Он выучил 25 языков. Он открыл собственный бизнес, создав рабочие места для других. Он стал членом нашей Думы, он преподавал религию и давал надежду молодым людям, от которых общество отказалось».

Хана

Они познакомились в одном из отелей Хугарды, где Хана работала массажисткой. Максим стал посещать сеансы массажа и подружился со своей будущей супругой. Через некоторое время Максим даже сделал для Ханы страничку в интернете. Тогда ни о какой свадьбе не было и речи, хотя молодым людям сразу стало интересно друг с другом.

«Мы стали общаться, и меня поразило, как много знает этот иностранец! С ним можно было разговаривать обо всем – об истории, о Коране, о мире! – вспоминает Хана. – Минусом было только одно – инвалидная коляска». Приехав в Россию, Максим стал писать Хане письма, и так понравился девушке, что спустя некоторое время она сама сделал ему предложение.

В одном из своих последних интервью Максим признался в том, что его жена мечтает о саде в Египте и о том, чтобы они вдвоем жили на земле. Она хотела апельсиновые рощи. «От мангровых деревьев падала бы тень: И в этой жизни я еще успел бы побыть египетским феллахом, представляете!»

…Незадолго до смерти в марте 2007 г. Максим купил в Исмаилии чудесный сад, посреди которого мечтал построить большой дом, приспособленный для инвалидов. Иногда наши мечты сбываются не так, как мы предполагаем. Но друзья и близкие Максима верят, что его ждет сад – самый чудесный сад в мире – райский сад на небесах.

neinvalid.ru

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх