Мусульманка

Прекрасная жена

 

Хейсам ибн ‘Ади ат-Таи рассказывал, что Муджахид передал со слов аш-Ша‘би, что однажды Шурейх сказал ему: «О Ша‘би! Тебе следует жениться на женщине из племени Тамим. Они очень умные». Он спросил: «В чем же проявляется их ум?» Шурейх сказал: «Однажды я возвращался с похорон днем и проходил мимо их поселений. Там я встретил старушку, стоявшую около двери. Рядом с ней стояла девушка, самая красивая из всех, что я видел за свою жизнь.

Я подошел и попросил попить, хотя мне вовсе не хотелось пить. “Чего ты хочешь выпить?” – спросила старушка. Я ответил: “Чего-нибудь”. Она сказала: “Поторопись, девушка! Принеси ему молока! По-моему, этот мужчина не местный”. Я спросил: “Кто эта девушка?” Она ответила: “Это – Зейнаб, дочь Джарира. Она из семьи Ханзалы”. Я спросил: “Она свободна или занята?” Старушка ответила: “Свободна”. Тогда я сказал: “Выдай ее замуж за меня”. “Если вы соответствуете друг другу”, – ответила старушка на диалекте племени Тамим.

Я пошел домой отдохнуть, но сон отошел от меня. Когда я совершил полуденный намаз, то взялся за руки моих братьев-уважаемых чтецов Корана ‘Алкамы, аль-Асвада, аль-Мусайаба и Мусы ибн ‘Арфаты. С ними я отправился на встречу с дядей девушки. Он встретил меня и спросил: “О Абу Умейа! Чего ты хочешь?” Я ответил: “Я хочу жениться на Зейнаб, дочери твоего брата”. Он сказал: “Она тоже не отказалась бы выйти замуж за тебя”. А затем он женил меня на ней.

Вот тогда я вспомнил о жестокосердии женщин племени Тамим и пожалел о содеянном. Я сказал себе: “Что я буду делать с женщинами племени Тамим? Лучше я разведусь с ней”. Но потом я сказал: “Нет, лучше я прижму ее к себе. Может быть, я буду доволен. А если нет, то поступлю так, как пожелаю”. Если бы ты видел, Ша‘би, как женщины наставляли ее, когда завели ко мне. По Сунне, если жена заходит к своему мужу, тот должен встать и совершить намаз из двух рак‘атов, а затем попросить Аллаха даровать ему то хорошее, что есть в его жене, и попросить Аллаха уберечь его от того зла, что есть в ней. Я совершил намаз и завершил его словами приветствия. Тут я заметил, что она молится за мной, и когда я закончил молиться, ко мне зашли рабыни, которые взяли мою одежду и надели на меня темно-желтую рубашку.

Когда дом опустел, я подошел к ней и протянул руку к ее талии. Она сказала: “Подожди, Абу Умейа! Стой, где стоишь”. Затем она сказала: “Хвала Аллаху, которого я восхвалаю и прошу о помощи! Благословение Мухаммаду и его семье! Я не знакома с тобой и не знаю твоего характера. Расскажи мне, что тебе нравится, чтобы я придерживалась этого, и что тебе не нравится, чтобы я отошла от этого”. И еще она сказала: “Ты был уже женат в своем народе, и я тоже. Но случилось то, что предопределил Аллах. Теперь я твоя, и посему поступай так, как повелевает тебе Аллах: удержи по-хорошему или отпусти с миром. Вот то, что я хотела сказать. И я прошу прощения у Аллаха для себя и для тебя!”»

Шурейх продолжил: «О Ша‘би! Она принудила меня обратиться к ней со словами: “Хвала Аллаху, которого я восхваляю и прошу о помощи! Мир и благословение Пророку и его семье! Ты произнесла прекрасные слова. Если ты будешь придерживаться их, то получишь добрый удел. Но если ты отвернешься от них, то это обернется против тебя. Я люблю такие вещи и не люблю такие. Теперь мы вместе, и поэтому не надо различать между нами. Если увидишь хорошее, то разглашай. А если увидишь плохое, то покрой”. Тогда она что-то сказала, но я уже не припоминаю это.

А еще она спросила: “Как ты воспринимаешь визиты родственников?” Я сказал: “Не люблю, когда свойственники начинают меня беспокоить”. Она спросила: “А кого ты хочешь впускать домой из твоих соседей? Я буду впускать их. А тех, кого ты не любишь, я тоже не стану любить”. Я сказал: “Та семья – честная, а та – скверная”.

О Ша‘би! В ту ночь я спал счастливым. После этого она прожила со мной год, и я не видел от нее ничего дурного. В начале следующего года я вернулся домой с собрания шариатского суда и увидел там старушку, которая распоряжалась в нашем доме. Я спросил: “Кто это?” Мне сказали: “Это – твоя теща”. В тот момент я забыл обо всем, что чувствовал.

Затем я сел лицом к старушке. Она сказала: “Мир тебе, Абу Умейа!” Я ответил: “И тебе мир! Кто ты?” Она сказала: “Я прихожусь тебе тещей”. Я сказал: “Пусть Аллах приблизит тебя еще ближе!” Она спросила: “Как тебе твоя жена?” Я ответил: “Прекрасная жена!” Она сказала: “О Абу Умейа! Женщина не бывает плохой, если есть две причины: если она родила сына или же получила признание своего мужа. Если тебя станут терзать сомнения, то возьмись за кнут. Клянусь Аллахом! В доме мужчины нет ничего хуже избалованной жены”. Я сказал: “Клянусь Аллахом! Ты дала ей хорошее воспитание”. Она спросила: “Хочешь ли ты, чтобы к тебе приходила твоя теща?” Я сказал: “Когда пожелаешь”.

Она приходила ко мне в начале каждого года и давала хорошие советы. Я прожил со своей женой двадцать лет, ни в чем не упрекая ее. И только один раз я упрекнул ее, но поступил несправедливо.

Дело было так. Муэдзин объявил о начале намаза после того, как мы совершили два рак‘ата добровольного намаза. Тогда я был имамом целого поселка. Вдруг я заметил приближение скорпиона. Я взял посуду и накрыл его, а потом сказал: “Зейнаб! Не двигайся, пока я не приду”. Если бы ты видел, Ша‘би! Когда я вернулся с намаза, то обнаружил, что скорпион уже ужалил ее.[1]

Я попросил, чтобы все успокоились и чтобы мне принесли соль. Я постучал ей по пальцу, а затем начал читать суры “аль-Фатиха”, “аль-Фаляк” и “ан-Нас”».[2]

[1] Зейнаб не двигалась, выполняя повеление своего мужа, а в это время скорпион выбрался из-под посуды и ужалил ее. Вернувшись, Абу Умейа постучал ей по пальцу в знак порицания за такое опрометчивое поведение

[2] См. “Табаи‘ ан-Ниса”, стр. 44-46.

По книге “Табаи‘ ан-Ниса” Ибн ‘Абд Раббиха аль-Андалуси

Вся информация на данном сайте публикуется вне рамок миссионерской деятельности и предназначена исключительно для мусульман! Взгляды и мнения, опубликованные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и мнения администрации сайта vhijabe.ru

Комментарии
Наверх