Рассказ

Кроме двери неба

269182_s1Некто из предков верующих сказал:

«Среди грехов есть такие,   от которых не  очищаются  иначе  как  заботой   о своих детях»

Эта история правдива. Она не вымысел изощренного ума или легенда  из легенд. Это произошло с моим сыном.

…По мере того, как Рамадан близился к  завершению,  незадолго  до  празднования Ид Аль-Фитр, я вдруг обнаружил, что мой сын Абдуллах, которому исполнилось к тому времени два с половиной года, заболел. У него поднялась температура, он больше не улыбался и не бегал как раньше.

Мой сын потерял свою обычную живость и шаловливость, стал  быстро  худеть, его зрение ухудшалось, речь стала невнятной. Он норовил оставаться в укромном месте наедине с собой…

Мы не пытались найти врача, ограничившись лишь компрессами и жаропонижающими  препаратами.  Но  температуру не удавалось сбить…

У  нас  не оставалось  времени  на рассуждения. Все поликлиники города были закрыты из-за праздника. Выбора не было, и я принял решение отвезти своего маленького сына в отделение неотложной скорой помощи.

Я взял ребенка на руки и, чтобы успокоить жену, сказал:

– Дети часто болеют и быстро выздоравливают. Не бойся и положись на волю Аллаха! – Она проводила нас до дверей, не скрывая беспокойства. В глазах ее застыл немой вопрос.

Уличное  движение  было  перегружено. Когда после долгого пути мы наконец-таки  достигли  больницы,  казалось,  даже уличные фонари удивились  тому.  Войдя вовнутрь, мы попали в иной мир – мир, где царит покой и где нет улыбок. В этом мире  исчезают гордость  и  высокомерие.

Живущий в нем человек слаб! Он ходит с опущенной головой… Один вот держится обеими руками за живот, и его стон слышен издалека. Всюду видны раненые и много крови… Слышен звук подъезжающей машины скорой помощи, и через несколько мгновений уже вносят больного. Человек не понимает, что такое здоровье до того момента, как попадает сюда… В дальнем углу – старик лет восьмидесяти. Глядя на него, осознаешь, что в таком возрасте для человека  все  потеряно.  Беспомощные  и растерянные взгляды блуждают в поисках врача или лекарства… Да, никогда не узнаешь, какое это благо от Аллаха – здоровье, пока не увидишь больных и их страдания!.. И даже если кто-нибудь не совсем здоров, но ходит на своих ногах, в глазах тяжелобольных он способен перешагнуть море.  Наблюдая  за  множеством недугов, поразивших людей, одновременно я постепенно успокаивался и забывал о болезни сына…

Врач выписал ему кучу лекарств. Выйдя из больницы, я почувствовал, как замечательно быть здоровым.

На следующий день состояние Абдуллаха немного улучшилось. Но как только кончились  лекарства,  температура  вновь подскочила.

И мы опять посетили врача. Заметив в моих глазах тревогу и дослушав мой сбивчивый рассказ о болезни сына, врач попытался успокоить меня: «Не волнуйтесь!» – и выписал те же самые лекарства… Мы обрадовались. Но болезнь не хотела отступать.

В течение пяти недель сыну периодически делали обследования. Однако ни одно из  них не  дало утешительного и ясного результата. Мы с женой совсем извелись.

У нас не было иной темы для разговора, кроме того, что наш ребенок потерял аппетит, похудел, медленно ходит и страдает от боли в костях…

Жена вдруг заметила, что кожа у сына как-то пожелтела. Я пошёл в специализированную больницу. Доктор внимательно осмотрел Абдуллаха, задал множество вопросов.

–  Ребёнка  необходимо  госпитализировать и провести тщательное обследование, – сказал он по окончании осмотра.

В этих словах я почувствовал что-то нехорошее и понял, что нам предстоит еще не один день провести в этой больнице… Я поцеловал сына и отнес в палату…

Ему начали делать уколы. Мой малыш просил меня защитить его от них. Да разве я мог! Я только крепче сжимал его руку. Абдуллах  начинал кричать,  из  его  груди вырывались стоны, по рукам моим скатывались слёзы, но я продолжал держать его…

Эти слёзы вопрошали: «Почему ты такой жестокий, отец?» Моё сердце сжималось…

«Слёзы твои, о мой милый сыночек, ничто иное, как капля моря моих стонов! Сынок мой, я не бесчувственный и сердце моё не камень!!» – беззвучно рвалось с моих губ…

После  многочисленных  анализов  мы узнали – у Абдуллаха заболевание крови.

Здоровье сына резко ухудшилось, он не мог даже сидеть, и его растерянный взгляд был прикован ко мне: «Когда я отсюда выйду?»

Надежда на выздоровление растаяла, как только я услышал разговор нашего доктора с коллегой. Доктор Абдуллаха сказал, что из-за ярко выраженного истощения ребенка невозможно даже сделать переливание крови. А переливание могло бы помочь!..

Дни  для  нас  текли  медленно…  Мой сын начал угасать. Врач принял решение взять у моего малыша анализ костного мозга –  «фабрики человеческой  крови». И я безоговорочно согласился… Но стон вырвался из моего сердца, когда я взглянул на голову сына, его маленький и хрупкий череп… Я ласково поглаживал его по голове круговыми движениями, как бы желая ощутить и снять руками его боль и страдания.

Наркоз начал действовать, и врачи взяли материал костного мозга на исследование. Его необходимо было доставить в частную клинику, и я отправился туда, бережно неся хрупкую пробирку. Мои глаза были заплаканы, а сердце, готовое вот-вот выпрыгнуть из груди, связано с Господом неба!.. Когда я отдавал драгоценную частицу плоти моего сына и конверт с названием анализа, в голове моей промелькнула искорка надежды: «Может быть, результат этого анализа положит конец страданиям моего сына?»

Минуты ожидания тянулись бесконечно долго, и стук сердца опережал тиканье часов… У меня уже не было сил думать ни о чем.

Сняв трубку телефона, втайне надеясь на возможность излечения своего ребёнка, я вспомнил, как он улыбался, как сиживал у меня на спине, чувствовал его поцелуи на своем лбу…

Но, прервав мои воспоминания, доктор произнес в трубку ужасные слова:

– У вашего сына рак крови…

Мои  надежды  рухнули  в  одночасье. Кровь закипела в моих жилах. Эти жестокие слова, как удары молота, звучали в моих ушах, из глаз катились слезы. Но я поднял палец и произнес, как и в любой другой момент своей жизни: «Хвала Аллаху!»

Мир померк в моих глазах, и ноги стали ватными. Я почувствовал себя рыбой, выброшенной на берег, мне не хватало воздуха.  Казалось,  передо  мною  закрылись все дороги и захлопнулись все двери. Но я вспомнил, что есть дверь, которая никогда не закрывается. Это дверь неба. Я обрадовался обнаруженной в себе стойкости. «О да! Хвала Аллаху! Поистине, все мы принадлежим Аллаху и к Нему возвращаемся», – внушал я себе спасительную мысль.

Пересилив себя, поднялся с места и тяжелой походкой вышел из дома. В голову лезли сотни вопросов, на которые я не знал ответа. Скоро я распрощаюсь со своим малышом навсегда! Как я скажу об этом его матери и братьям?..

Вопросы, разрывающие моё сердце, с быстротой молнии проносились в моей голове. Как вдруг страшная догадка пронзила меня и вывела из оцепенения. Я быстро побежал. Успею ли я застать его в живых?!

Полное смятение чувств…  Я  еле  держался на ногах, но пытался слепить из обрывков  фраз речь,  которую  должен  был произнести перед ними…

Мама и сын обнялись, крепко прижавшись друг к другу.

– Ну же, порадуй нас! – попросила жена радостно. – Какие результаты?

…Что ответить  ей?! Я  стоял и растерянно молчал, а нужно было что-то отвечать…

–  Может  быть,  стоит  перевезти  Абдуллаха  в  столицу?  –  неуверенно  подал  я мысль…

После тщательных приготовлений мы отвезли нашего малыша в Рияд.

Завтра Ид Аль-Адха… Прошло  время от одного праздника до другого.

– Праздник, с чем ты вернешься? Терпи же и помни, что Аллах сочтет все! – говорил я себе. – Все, что предопределено Аллахом, грядет!..

Я обращался к Аллаху с мольбой искреннего раба, убежденного в Его ответе.

Второй  день  праздника…  Везде  слышен детский смех… Разговоры о приятных праздничных заботах и хлопотах. У всех на устах поздравления… Только маленькому Абдуллаху это событие безразлично. Болезнь согнула его в костях. Малыш не мог двигаться. С трудом он приоткрывал глазки, чтобы убедиться: рядом ли я?! О, этот его недоуменный детский взгляд!!

Я  вытер  невольно  навернувшуюся  от увиденной картины слезу, красноречиво говорившую о моем тогдашнем состоянии…

Пренебрегло терпение ниспосланным знамением.

И кажется мне: каждая надежнейшая нить,

Как и твоя,  истлевшая,   обречена   прогнить.

Зову тебя по имени –  не отвечаешь мне,

А должен был ответить ты измученной душе.

Из-за   жестокой немощи не слышишь ты меня.

И  кажется  мне:  ежели  не  станет  вдруг  тебя,

Все в этой жизни суетной не будет мило мне,

Как и теперь покоя нет в расстроенном уме. Вы спросите меня, что такое химиотерапия? Вообразите себе это лечение! Уколы делают для того, чтобы уничтожить изменившиеся злокачественные клетки. Однако вместе с ними (о мука!) погибают и непораженные клетки! Лечение очень длительное и интенсивное…

Первый  месяц  лечения.  Мой  сынок целый месяц провел  в  больнице,  борясь с ужасной болезнью и перенося боль, доставляемую  химиотерапией…  Состояние его улучшилось: он начал ходить, но медленно  и неуверенно… И врач разрешил нам забрать его домой, так как видел, что я крайне переутомлен от бессменного дежурства у постели моего малыша. Дома его дожидались мать и братья…

Я собрал вещи сына и уехал… Душой моей овладевали печаль и заботы… Ребенок боролся со смертью, мать – со скорбью, отец – за жизнь… А в глазах ребенка читался вопрос: «Куда же ты везешь меня, папа? Разве ты не устал держать меня на руках? Куда теперь: в другую больницу… или домой?  Я хочу увидеть маму!!!»

Мы пробыли дома два месяца, но болезнь принудила нас вернуться обратно в Рияд. Сделали повторный анализ и остались очень довольны результатом…

Но дурное известие не заставило себя ждать и вновь настигло нас. Моему сыну стало хуже. Снова выявились раковые клетки. И, следовательно, возникла необходимость в повторном курсе лечения, причем более  интенсивном.  Доктор,  просмотрев результаты последних анализов, расстроенным голосом предложил:

– Если Вы не возражаете, мы возобновим лечение. Или же везите его к себе, в Джидду, и лечите там…

– Конечно же, лучше там, – ответил я.

Захватив выписку с результатами анализов, мы с сыном покинули больницу…

Меня постоянно преследовал голос врача: «Вашему ребенку необходимо пройти полный курс лечения! Не поленитесь! Его состояние вызывает опасения…»

И я снова и снова стучался в больничные двери. И опять мой малыш страдал от уколов… Даже взрослый мужчина не смог бы столько вытерпеть! На его щуплом тельце невозможно было уже отыскать место для нового укола…

Безусловно, Абдуллах тосковал по своей семье, ведь он уже давно жил вдали от матери и братьев. Вместо близких и родных людей он теперь общался лишь с врачами.

Я знал назубок все, что могло произойти в больницах. Они стали местом моего постоянного пребывания. И крик ребенка, и его плач, и сбегание с уколов, как разящее жало, впились в мое сердце. А сын искал у меня защиты от боли.

– Ну что я могу сделать, сынок? Это не в моих силах! – только и мог ответить я.

Я стучался во все двери, кроме двери Аллаха…

«Тот  ли,  Кто  отвечает  утесненному, когда он взывает к Нему, и удаляет зло» (Муравьи: 62).

К счастью, именно в то время я случайно услышал, что есть шейх, который помогает излечивать больных при помощи Корана. Некоторые мои друзья советовали непременно к нему обратиться…

Слава Аллаху, что Коран помогает в излечении! Но как я могу отказаться от услуг современной медицины?! Разве что постучать в двери неба…

И я решил совершить молитву «истихара», дабы Аллах помог мне сделать правильный выбор в отношении лечения моего сына. В ту ночь мне снилось, что я стою на морском побережье и наблюдаю за высокими волнами. Вдалеке виднеется островок. Волны не достигают его. Внезапно на морском дне образовалась ямка, из ее мягкой глины выполз морской рак и скрылся из виду…

Наутро я проснулся с плохими предчувствиями. Рассказал свой сон близким друзьям. Их слова легли бальзамом на мою измученную душу: «Порадуйся! Инша`Аллах, это доброе знамение. Ведь «глина» – это сын Адама, и рак от него уйдет, если соизволит Аллах!»

Их уверения принесли мне успокоение, и я принял решение незамедлительно отправиться к тому шейху вместе с Абдуллахом, чтобы он прочитал над ним Священный Коран…

У дверей шейха дожидалось много посетителей, но, несмотря на это, царило удивительное чувство покоя и умиротворения.

Страждущие коротали время, рассказывая истории излечения…

Надо  мной  блеснул  луч  надежды…

Шейх прочитал Коран над моим сынишкой и велел приходить три раза в неделю, в течение трех недель. Он посоветовал мне самому читать аяты, которые необходимы моему ребенку…

Тщательно поразмыслив, я решил бросить традиционное лечение, так как химиотерапию проводили в то время, когда малышу надо было идти на сеансы к шейху.

Прошло три недели. И состояние Абдуллаха значительно улучшилось. Каждый раз, когда предстоял сеанс у шейха, мы с сынишкой выезжали в Рияд и в тот же день возвращались обратно в Джидду. Это было очень трудно и утомительно. И когда истек срок лечения Кораном, ровно через три недели, я стал подумывать о возвращении в больницу. Некоторое время пришлось подождать, пока освободится койка. Мне пообещали, что скоро примут нас, поскольку состояние ребенка не позволяет терять ни минуты. Через несколько дней позвонили из больницы и попросили меня привезти ребенка натощак для анализа костного мозга. Как всегда вдвоем мы поехали в Рияд, и у Абдуллаха взяли этот многозначащий для нас анализ. Потом вместе с домочадцами мы в течение недели с большим нетерпением ожидали результатов. И я обратился к Всевышнему Аллаху с мольбой, чтобы этот раз стал последним  в длинной  веренице наших посещений больниц…

Все наши разговоры вращались вокруг анализов и результатов… К концу недели мы забросили все дела. И вот, наконец, неделя истекла.

Мои ноги опережали меня. Я предчувствовал, что узнаю добрые вести.

Сидя у врача, я вслушивался в каждое слово. И его ответ потряс меня до глубины души. Мой разум, душа и сердце успокоились. В то горестное время, когда мой сын был тяжело болен, я даже не мог мечтать об этом радостном дне! Я искал своего ребенка, чтобы расцеловать, вытереть слезы и посмотреть в его глаза. Я преисполнился желания тут же совершить молитву,  чтобы отблагодарить Аллаха. Ведь кто, кроме Него, достоин такой огромной  благодарности?!

Врач объяснил мне, что с того самого дня, как в крови моего малыша было обнаружено не менее двух миллиардов раковых клеток, до настоящего момента не осталось ни одной.

— Это называется «скрытое течение болезни», то есть анализ не выявляет злокачественных клеток… Однако нужно оставить ребенка  под наблюдением  специалистов! – предупредил он меня.

Я быстро вышел в поисках телефонного  аппарата,  чтобы  сообщить радостную весть своей жене. И я произнес: Хвала Аллаху, который облагодетельствовал нас Исламом и Кораном!

За  долгие  печальные  дни  пролилось немало слез. Но теперь это были слезы радости и благодарности.

На память мне пришел аят из Корана:

«Мы  покажем им Наши  знамения  по странам и в них самих, пока не станет им ясно, что это – истина. Разве не достаточно  для  Твоего Господа,  что  Он

всякой вещи свидетель?» (Разъяснены: 53).

Разве я, мой ребенок и моя семья сами не стали свидетелями?! Да,  истину  говорит  Великий  Аллах:

«И мы низводим из Корана то, что бывает исцелением и милостью для верующих» (Ночной перенос: 82).

Абдуль-Малик Мухаммад Аль-Касем. На пороге будущего. Реальные истории из жизни арабской мусульманской молодежи

Комментарии

Популярное

Наверх
Яндекс.Метрика